Воронеж Вторник, 22 Октября
Общество, 20.09.2013 06:10

Директор компании «Росгеоперспектива» Владимир Чечулин: «Антиникелевые протесты мешают развитию Воронежской области»

Директор компании «Росгеоперспектива» Владимир Чечулин: «Антиникелевые протесты мешают развитию Воронежской области»
- Владимир Игоревич, расскажите, пожалуйста, о группе компаний «Росгеоперспектива».

- Наша компания вышла из недр «Горнорудной компании». Мы в свое время выполняли работы по изучению Михеевского, Томинского и Тарутинского месторождений, ставили их на государственный баланс. Позже, когда потребность в геологоразведочных работах для этой компании отпала, мы выделили геологоразведочный комплекс в отдельные предприятия – геофизические, буровые, геологоразведочные, по горному проектированию.

- Одним из таких предприятий в составе группы является «Уралмедьсоюз»?

- Именно. Оно работает на рынке с 2005 года и успело выполнить достаточно много серьезных проектов, четыре крупных объекта федерального масштаба поставлены этой компанией на государственный баланс. Еще один такой объект будет поставлен на баланс в 2014 году. Проекты, которые выполняет «Уралмедьсоюз», имеют стратегическое значение для России. Мы проводим первичные работы по разработке месторождений, результатом которых является выдача лицензий государством на добычу полезных ископаемых.

- То есть «Уралмедьсоюз» проводит всю работу по подготовке месторождения к непосредственной добыче?

- Да, мы изучаем месторождения, рассчитываем их экономическую эффективность и совместно с государственной комиссией запасов ставим на государственный баланс запасы этих месторождений. После нас приходят уже горняки, которые, опираясь на результаты нашей работы, занимаются строительством горных предприятий и непосредственно добычей и продажей полезных ископаемых.

- Насколько мне известно, именно компания «Уралмедьсоюз» работает сейчас на месторождениях Елкинское и Еланское в Воронежской области, вокруг которых развернулся серьезный скандал?

- Да, у нас заключен договор на проведение первичных геологоразведочных работ с «Медногорским медно-серным комбинатом», который имеет лицензию на разработку этих месторождений. До середины 2015 года мы должны изучить их и поставить на баланс.

- Но Вам делать этого не дают.

- К сожалению, уже почти год нам активно мешают. За это время мы успели только создать на месте полевой лагерь и попытались начать бурение. Но неожиданно столкнулись с тем, что определенные лица, используя в своей деятельности исключительно деньги, ложь и провокации, убедили часть местного населения в опасности проводимых нами работ. Как итог, начиная с марта этого года и по сей день к лагерю постоянно приходят какие-то непонятные люди, угрожают нашим сотрудникам расправой и всячески стараются сделать так, чтобы мы собрались и уехали.

- Известно, что против разработки месторождений выступает некое движений «Стоп никель», которое всячески убеждает население Воронежской области в опасности добычи никеля для жизней людей.

- Мы постоянно слышим от местных жителей пересказ этих баек, которые в огромном количестве ходят сейчас по Воронежской области. Но послушайте, никель на сегодняшний день используется во всем мире в огромном количестве бытовых вещей. Это и вилки-ножи-ложки, и стиральные машины, и пылесосы, и автомобили, и мобильные телефоны, и много что еще. И почему-то никто в мире не говорит ни слова о вреде никеля. Кроме недавно сформированного движения в Воронежской области. Очевидно ведь, зачем это нужно.

- Чтобы поднять население на борьбу с несуществующим врагом?

- Тут однозначно я говорить не могу. В конце концов, мы занимаемся геологоразведкой, а не политикой. Но сложить два и два можем и мы. Вероятно, здесь замешано сразу несколько мотивов. Это и политика, ведь на носу в Воронежской области выборы и в местную думу, и в Законодательное собрание, и на пост губернатора. Несколько кандидатов, как мы видели, активнейшим образом использовали антиникелевую тему как свой основной лозунг на выборах.

Это и экономика, ведь добыча и продажа никеля потенциально очень выгодна. Вполне возможно, что идет некая борьба за то, кто именно будет добывать и продавать никель с месторождений в Воронежской области. А может быть, кто-то одновременно заинтересован и в местной политике, и в экономической выгоде. Не могу утверждать ничего однозначно. Но то, что во всем этом деле присутствует еще какая-то сила, организующая все эти движения, не вызывает сомнений.

- Странно то, что официально вся война этих «антиникельщиков» идет против компании УГМК, а нападению подвергается лагерь, где работают Ваши сотрудники.

- Тут как раз ничего странного. Кому-то нужно, чтобы борьба шла именно в Воронежской области. А тут, кроме нас, воевать не с кем. Ведь именно мы как бы представляем УГМК на месторождениях. УГМК где? Где-то далеко от Воронежа, толпу туда не приведешь. А местным жителям какая разница – УГМК, «Уралмедьсоюз» или ИП Иванов? Главное, что им сказали: вот враг, его надо атаковать. Они и идут, атакуют. Жаль только, что сами не понимают, что их во всей этой истории просто используют.

- А что сейчас происходит в лагере?

- С марта по июнь этого года к лагерю практически ежедневно прибывали люди, которые угрожали нам и не давали спокойно работать. 22 июня все это вылилось в нападение толпы людей на лагерь. Нам сожгли буровые, побили стекла, где только можно. Все, что смогли, перевернули. Главное, что людей наших не тронули. Но ущерб нанесли серьезнейший. И, что самое смешное, в СМИ организаторы этого нападения представили все так, будто доведенный до отчаяния народ пошел на лагерь приступом, а злая охрана лагеря особо активных из толпы побила! Геологи же, понимаете, по их словам, это просто звери. А охранники – сущие супермены, которые с удовольствием впятером нападут на 700 человек.

- К счастью, после 22 июня к событиям возле нашего лагеря стала присматриваться власть, которая до этого не замечала происходящего. Нам усилили охрану, что вызвало очередной поток негодований от противников добычи никеля. Правда, приходить они перестали. Мы же продолжили работу. Уходить с месторождений, не выполнив своих обязательств, мы, естественно, не собираемся. Как бы ни старались все эти так называемые защитники геологии, мы знаем, что никакого вреда области и населению добыча никеля не принесет. Мы работаем в соответствии с законом, а вот противники добычи никеля этот закон нарушили уже очень много раз. Уверен, что наказание свое они еще получат. Государство уже вмешалось в происходящее, уголовные дела заведены и находятся под контролем у руководителей не только региона, но и всей страны.

- Так противники добычи никеля все же успокоились и перестали мешать Вам работать?

- К сожалению, нет. Просто поменялся вектор их работы. Они перестали регулярно приходить, но всячески пугать население Воронежской области не прекратили. Наоборот, стараются постоянно придумывать новые небылицы. Кстати, в этом им активно помогает местное казачество, явно преследующее какие-то свои цели. Это вообще очень интересно. Есть мы, профессиональные геологи, делающие свою работу. Есть какие-то пиарщики, организовавшие протестное движение против этой работы. Причем тут казачество? Совершенно непонятно. Но именно оно на сегодняшний день стало чуть ли не центром всего протестного движения.

- Кстати, о казачестве. Недавно стало известно о создании некоей комиссии, которая, по словам ее организаторов, будет анализировать со своей стороны возможные перспективы месторождений Воронежской области. И именно представители казачества составят значительную часть этой комиссии.

- Да, мы в курсе этого. Тут говорить особо нечего. Существуют официальные государственные структуры, которым положено производить подобные анализы. Именно они, с точки зрения закона, могут и обязаны выполнять эту работу. Никакая общественная организация не может и не должна влиять на вопросы добычи полезных ископаемых хотя бы потому, что это сложный наукоемкий процесс, в котором существует огромное количество узкоспециализированных нюансов, понятных только опытным профессионалам. К которым, как Вы понимаете, казачество отнести невозможно. Так что создание этой комиссии – лишь очередной шаг организаторов всех беспорядков. Очевидный всем. Говорить представители этой комиссии могут все, что им угодно. Но решений принимать не могут, как и влиять на что-то.

- Вашу компанию в состав этой комиссии не приглашали?

- Нет, да и зачем нам это? У нас, в отличие от казачества, хватает своей работы. Тем более что нас не слушают все это время, и шансы на то, что послушают в комиссии, стремятся к нулю. Совершенно ясно, что в состав комиссии приглашаются все те, кто выступает против добычи никеля. И позиция комиссии будет категоричной: запретить добычу. Кому мы, со своим профессионализмом и пониманием тонкостей работы, там нужны? Никому. Так что пусть собираются и говорят. Послушаем их аргументы. Мы же продолжаем свою работу.

- А Вас не удивляет долгое молчание властей по поводу этих «экоактивистов» и их действий?

- Немного. Но в России всегда долго запрягают и быстро едут. Видимо, до поры до времени власти страны считали, что горстка противников добычи никеля пошумит какое-то время да разойдется. Но события 22 июня показали, что дело серьезное. И как только власти это поняли, немедленно были приняты меры. Единственное, на что хочется надеяться, так это на адекватность мер. На западе давно уже таких вот «активистов» приравнивают к террористам. И соответственно судят, тщательно разбираясь, кто именно и в чем виноват. Хотелось бы, чтобы и во всей ситуации в Воронежской области строго в соответствии с законом были наказаны зачинщики всех беспорядков, а не только те из местных жителей, кого удалось задержать. Они тоже должны понести наказание, но по всей строгости надо спрашивать с организаторов. Увидим, что из этого выйдет.

- Интересно еще вот что. Все эти противники никеля говорят о том, что вместо добычи никеля следует развивать местное сельское хозяйство и туризм.

- Ради Бога! Если есть у них желание все это делать, так почему не делать? Чем мы-то им помешали? Работы, которые мы проводим, как и собственно добыча никеля, экологически безопасны. Чернозем, о котором так переживают противники никеля, находится на поверхности, тогда как добычу будут вести на глубине в500 метров. Как это может хотя бы теоретически повредить чернозем? При этом работы по непосредственно добыче займут максимум20 гектар, а все остальное можно использовать под что угодно: сельское хозяйство, туризм или любой другой инвестиционный проект. Правда, находится сельское хозяйство Воронежской области сейчас в плачевном состоянии, туризм и вовсе отсутствует. Но, возможно, противникам добычи никеля удастся все изменить, найти инвесторов и запустить все предлагаемые ими проекты. Но пока они почему-то только говорят об этом. Да и людей, готовых инвестировать огромные суммы в развитие местного туризма и сельского хозяйства, не видно.

Но даже если вдруг такие желающие найдутся, мы будем только рады. Это даст региону возможность развиваться. При этом подчеркну еще раз: добыча никеля никак не может помешать любым проектам по развитию региона. Ни теоретически, ни практически.

- Да, хотелось бы, чтобы развитием нашей области кто-то занялся всерьез.

- Так добыча никеля – и есть первый шаг в этом направлении. Понимаете, сейчас Новохоперский район находится в достаточно плохом состоянии. Причем не один год уже. Почему-то всех этих патриотов Воронежской области с их проектами не было видно раньше. Сейчас, когда там планируется добыча никеля, можно говорить, что сделан первый шаг для начала экономического развития региона. Это же общемировая практика: районы, где производится добыча ископаемых, быстрее развиваются. Компания, которая занимается разработкой месторождений, инвестирует значительные средства в развитие местной инфраструктуры и кадров, то есть жителей. Налоговые отчисления идут в местные бюджеты. И регион растет, как на дрожжах. Все это, насколько я знаю, планируется делать и в Воронежской области. Но в Новохоперске, как оказалось, всего этого не нужно. Вернее, деньги там нужны, конечно, но людей настолько запугали, что они выступают против улучшения своей же жизни. Примерно так это звучит: лучше жить в нищете, чем не жить вовсе. Очень хочется, чтобы местные жители поняли, что им ничего не угрожает, и начали смотреть в будущее с оптимизмом. От этого выиграют все.

- Очень бы хотелось, чтобы вся эта ситуация благополучно разрешилась и конфликты прекратились. Напоследок расскажите, пожалуйста, о планах Вашей компании помимо воронежский месторождений.

- Они у нас очень большие. Мы развиваемся интенсивно, никак не зависим от кризисов. Количество наших предприятий растет, география тоже. Сейчас мы работаем по всей России, в сопредельных республиках и странах дальнего и ближнего зарубежья. Воронеж, например, важен для нас тем, что это наш первый объект в Центральной части страны. Мы создали там представительство и планируем активно работать по всему региону: и в Липецкой области, и в Ростовской, и в других областях.

Особо хочу отметить, что мы привлекаем к работе профессиональных геологов в тех областях, где ведем работы. То есть даем им возможность работать на своей земле, а не на вахтах в Сибири, например. Поближе к дому, семьям. Мы понимаем, что приятнее приносить пользу именно там, где ты вырос и живешь. И делаем все, чтобы наши сотрудники были довольны своей работой.

 

Иван Соловьев


  Новости на Блoкнoт-Воронеж
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое