Воронеж Среда, 21 Августа
Общество, 25.01.2019 20:01

О зверствах оккупации Воронежа рассказал бывший узник концлагеря

Владимир Тараканов испытал на себе, что такое неимоверная жесткость пришельцев с берегов Дуная.

День освобождения Воронежа от немецко-фашистских захватчиков 25 января лишний раз напоминает всем поколениям, насколько трагичными и вместе с тем героическими были события 76-летней давности. Как неоднократно писало наше издание, битва за город была судьбоносной для исхода всей Великой Отечественной войны. В Воронеже враг был задержан по разным направлениям – на Москву, на Сталинград, на Кавказ и на Среднюю Волгу. В нашем городе (особенно на Чижовке) бои советских войск с захватчиками велись крайне ожесточенными и кровопролитными. В итоге город освободили, но у многих тысяч наших предков навсегда остались в памяти ужасы оккупации. Об этом журналист «Блокнот Воронеж» поговорил с бывшим узником концлагеря 83-летним Владимиром Иосифовичем Таракановым.

Наш земляк родился в 1935 году в селе Гремячье. Сейчас этот населенный пункт находится практически в черте Воронежа, расположившись в соседнем Хохольском районе. Однако в 30-е годы XX века Гремячье было само центром одноименного района. Село было довольно зажиточным. Там имелось 1,5 тыс. дворов, стояли общественные здания, была средняя школа, рядом располагался колхоз, который давал людям работу. Однако вся спокойная жизнь сельчан была нарушена, когда к ним пришел враг.



Гремяченцы до войны

Владимир Тараканов рассказывает, что ужасы оккупации в его родных местах во многом характеризуют страдания, которые захватчики принесли на всю воронежскую землю. Гремячье оказалось в зоне боевых действий в июне 1942 года. Тогда Владимиру Тараканову было всего лишь 8 лет. Его отца забрали на фронт. Ушла и его сестра служить военным врачом. И вот, когда началась оккупация села, Владимир Тараканов ребенком увидел, как вели себя захватчики.


Маленький Владимир Тараканов с семьей перед началом войны

- Самыми жестокими были венгры. Они не щадили никого. Вычищали хозяйство за хозяйством. Мадьяры (просторечное название венгров – прим. редакции) забирали скотину, еду, спрятанные ценности. Крайне бесцеремонными они были. Даже о немцах такого сказать не могу, - вспоминает Владимир Тараканов.


Венгерские солдаты в Гремячьем

Наш земляк говорит, что прекрасно помнит, как солдаты Венгерской армии ходили по его саду с двухметровыми тростями и прокалывали ими землю. Так эти захватчики искали спрятанные ценности. Когда же оккупанты находили тайники, то с кем-то они расправлялись, а кого-то просто оставляли без всего. Так Владимир Тараканов, его мама и племянница были выгнаны в чистое поле. Затем же их вместе с другими жителями Гремячьего отправили в концентрационный лагерь, располагавшийся в селе Матренки (сейчас – Староникольское).



Гремяченцев гонят в концлагерь

При этом немцы, как вспоминает Владимир Иосифович, такой чрезмерной жестокостью, как венгры, не отличались. Один раз солдат Вермахта даже послал нашего земляка за водой. Когда же маленький Владимир Тараканов принес то, что просил оккупант, тот с улыбкой ласково позвал мальчика: «Kinder» и вручил шоколадку.

- Помню, что в концлагере мне всегда хотелось есть. Кормили же нас только помоями, которые оставались от стола мадьяр. Бывало, кто-то тайком передавал нам тайно еду. Но такое случалось очень редко. Все-таки наказуемо это было со стороны венгерских солдат. В общем, от того питания в концлагере у меня по телу пошли язвы. Это увидел один из немцев и понес меня к врачу. Так я остался жив, - рассказывает Владимир Тараканов.

Сам наш земляк не помнит всех подробностей, но, как рассказывают военные историки, концлагерь села Матренки в годы оккупации был настоящим адом на земле. Венгры там чуть ли не ежедневно насиловали женщин. Не гнушались солдаты армии дунайского королевства даже маленькими девочками. Откуда в этих оккупантах была такая жесткость и беспринципность, не понятно никому до сих пор.




Вот, какие забавы были у венгерских гусар в воронежских деревнях (фото Konok Tamás)

Владимир Тараканов вспоминает, что освободили его из концлагеря в 1943 году. Он вернулся с матерью и племянницей в родное Гремячье и увидел, что из 1,5 тыс. дворов осталось лишь несколько десятков. Все остальное было сожжено дотла. А еще больший ужас ребенок войны испытал, когда увидел, во что захватчики превратили Воронеж.

- Через некоторое время после освобождения Гремячьего моя сестра, которая служила военным врачом, организовала эвакуацию нашей семьи в Сызрань. Нас погрузили в эшелон раненных и повезли в Сызрань под Куйбышевым. Так вот, когда мы ехали до этого состава в Воронеж, я видел, насколько враги разбили этот город. Не было камня на камне. Руины Воронежа до сих пор остаются у меня в памяти, - с горечью вспоминает Владимир Иосифович Тараканов.


Воронеж после оккупации

После войны бывший узник концлагеря ощутил на себе другие страдания, так как страна была опустошена. Нашего земляка вновь встретили голод, холод и лишения. Будучи подростком Владимир Тараканов собирал шишки для растопки, питался диким луком, щавелем. Однако все это не шло ни в какое сравнение с тем, что пришлось испытать ребенку войны во время оккупации Гремячьего.


 

Илья Ершов


Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Воронеж: известный и неизвестный  
События: КраеведениеСобытия: ИсторияСобытия: Великая Отечественная войнаМеста: концлагеря
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое