Воронеж Среда, 19 Сентября
Телефоны рекламного отдела:(473) 210-65-60

Информационный портал «Блокнот Воронежа» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Воронежа, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Перед тобой деревянная колода, в которой нужно разглядеть Мону Лизу, - резчик по дереву Александр Ивченко

Общество, 11.04.2018 08:49
Создатель фестиваля "Битва бензопил" о переменах в жизни, славе и любимом деле.

С 29 апреля по 2 мая в поселке Бирюченское Каширского района пройдет конкурс-фестиваль деревянной парковой скульптуры «Битва бензопил». На протяжении 4 дней карверы со всей России будут создавать скульптуры из дерева на глазах у зрителей. Корреспондент "Блокнот Воронеж" пообщалась с создателем фестиваля и резчиком по дереву Александром Ивченко, который рассказал о том, как бросил работу ради любимого дела и не пожалел. 

- Вы занимаетесь резкой по дереву и даже делаете скульптуры изо льда. У вас, наверное, профессиональное образование?

Нет, у меня его нет, но за плечами детская художественная школа, которую закончил с отличием. Всему остальному научился сам.

- То есть резка по дереву – это детская мечта?

Да нет, скорее образ мыслей. Мне всегда было интересно из ничего делать что-то, как будто играешь в детскую игру «Что на что похоже». Перед тобой деревянная колода, в которой нужно разглядеть Мону Лизу и ее оттуда достать. Это очень увлекательный процесс. Меня это занимало с детства: сначала небольшие заготовки, сейчас – 6 метровые скульптуры.

- А каким был первый опыт?

Отчетливо помню первую фигурку. Мне было примерно года четыре. У мамы был какой-то праздник, я сколотил две палки крест-накрест, сказал, что это птичка и подарил. Так что, в принципе, с деревом я работаю всю жизнь. А бензопилу взял в руки около 5 лет назад. Она дает очень большую скорость: то, что ты обычными инструментами обрабатываешь сутки, для бензопилы – два-три пропила, несколько минут.

- Визуально бензопила выглядит очень тяжелой, а вы ею орудуете как кисточкой. Какими были первые ощущения от тяжелого агрегата в руках?

Впервые я взял в руки бензопилу лет в 10. Это была пила «Дружба». Я жил на Крайнем Севере, мы с отцом занимались заготовкой дров. Первая мысль – удержать. Она действительно весила примерно как я. А вес современных пил такой, как у автомата Калашникова – 6-7 килограмм. Можно держать в одной руке.

- А можете вспомнить свою первую профессиональную скульптуру? Какой она была?

Наверное, многодетная мама не скажет, какой у нее ребенок удачный, а какой неудачный. Здесь то же самое. Каждая работа – это определенный вызов и решение проблемы, которую ты себе ставишь. В какой-то скульптуре я пытался решить пластические задачи, в какой-то – эмоциональные проблемы, заставить людей плакать или смеяться. Могу сказать, что выделили зрители – это памятник пилоту сбитого в Сирии Су-24 Олегу Пешкову. Как-то достаточно тихо, для себя я начал эту работу, не делать было очень сложно. Я не мог найти выход своим эмоциям и начал пилить. Когда поделился готовой работой в Интернете, появилась какая-то неожиданная слава, которой я и не хотел. Быть в почете – это работа, она отнимает не меньше сил и времени, чем работа бензопилой.



- Резка по дереву для вас больше работа, чем увлечение?

Есть много мнений: «художник должен быть голодным и нищим» или «художник должен быть обеспечен». Мой взгляд на ситуацию примерно таков: художник не должен думать о деньгах. Тогда он сможет полностью посвятить себя выполнению тех задач, для которых он существует. Поэтому я никогда не хотел извлекать из своего занятия прибыль: все мои работы на протяжении, наверное, двух лет оставались в детских садах, школах, парках и общественных местах. Занятие-то не очень выгодное, себестоимость скульптуры – 4-6 тысяч рублей. Нужно потратиться на бензин, цепи, которые, к слову, работают до первого гвоздя. Если этим заниматься по любви, то со временем заметишь, что какой-то хлеб занятие дает, и этого достаточно.

- Насколько мы знаем, раньше у вас была другая профессия, совершенно противоположная тому, чем вы сейчас занимаетесь. Расскажите, как вы смогли бросить все и начать заниматься любимым делом?

Наверное, каждый человек, которому сейчас около 40 лет, может сказать, что у него не одна профессия. В 90-е мы, как говориться, «выживали, как могли». Я, с дипломом учителя русского языка и литературы работал в милиции, грузчиком, гробовщиком, а на каком-то из поворотов меня занесло в телевизионную журналистику. Когда я начал заниматься резкой, то очень долго варился в своем соку. Но однажды мне пришло приглашение на международный фестиваль: поехать, посмотреть, как это делается по-настоящему. Но у меня была еженедельная передача на телевидении, я не мог просто взять и всё бросить. В итоге пришлось выбирать. Я поехал на международный фестиваль и даже победил.


- Вы не очень далеко ушли от телевизионной журналистики: у вас есть Youtube-канал с 4 тысячами подписчиков. Вы сами занимаетесь каналом или кто-то помогает?

Я всегда мечтал об идеальном формате телевидения, где я сам начальник, сам журналист, сам оператор. Пилю и снимаю, а потом моя жена все монтирует и режиссирует, я ей доверяю.

- Насколько нам известно, у вас есть маленький сын. Вы приобщаете его к созданию скульптур?

Дочка называет его директором моего фан-клуба потому, что вместо мультиков он садится и смотрит «Др-др ТВ» - так называется Youtube-канал. Первым словом, которое он сказал, было «дррр», а его самая любимая игрушка – маленькая бензопила с резиновой шиной. Но если в будущем он захочет стать математиком или дизайнером одежды – я не буду ему насильно совать в руки пилу.

- Как у вас появилась идея создания фестиваля «Битва бензопил»?

Для начала мы примем за аксиому то, что деревянная скульптура – это хорошо и нужно. От классической она отличается своей доступностью – вы это можете попробовать здесь и сейчас. Найти дерево легче, чем сварить каркас или обработать мрамор. Процесс проще, а эмоции, которые вызывает деревянная скульптура, вполне могут быть сопоставимы с теми, которые вызывает бронза или глина. И если всё так хорошо – то почему этого так мало в Воронеже? На Ямале, например, растут ивы с палец толщиной, но люди сплавляют бревна по Оби и зовут резчиков со всего мира. В Воронеже, где деревья вырубаются и вывозятся на свалки, о резке по дереву почему-то никто не знает и это никому не нужно. Поэтому фестиваль – способ рассказать воронежцам, что это здорово.

- На прошлом фестивале вы выпилили очень реалистичную лошадь, масштабом практически один к одному. Чем в этом году удивите посетителей?

В этом году мы обозначили 4 направления: «Русь богатырская», к которому относятся и сказочные персонажи, «Герои народных волнений», «Русский лес» и «Русский ни с мечом, ни с калачом не шутит». В рамках последнего можно пофантазировать. Что касается того, что буду делать я, то всё очень сильно зависит от заготовок. Если мы вытащим огромные заготовки из тополей, которые нам предоставили в селе Нижний Икорец, то я буду делать огромного Змея Горыныча, а мой коллега из Нижнего Новгорода выпилит Илью Муромца, который отсекает ему головы. Вот такая сказка.  

Елизавета Горовец


Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Лица нашего города  
1
2
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое