Воронеж Суббота, 26 ноября
Общество, 20.08.2021 12:00

«Сдохни, но отработай»: скелеты из шкафа воронежских троллейбусов достал уволившийся отец-одиночка

Держим пари, вы даже не подозревали, как все плохо.

Сегодня в редакцию «Блокнот Воронеж» пришел необычный гость – Станислав. Водитель общественного транспорта с 20-летним стажем – он несколько дней назад уволился из компании «Воронежпассажиртранс», где работал в должности водителя троллейбуса. 

И он пришел с помощью СМИ попросить губернатора… нет, не о помощи и не о денежных вливаниях в электротранспорт. Он пришел попросить губернатора закрыть троллейбусное депо навсегда. Почему? Давайте обо всем по порядку.


Воронеж впереди планеты всей!

Неоднократно мы на своих страницах и площадках упоминали о достижениях воронежской земли. Первые в космосе, первые в религии…первые развалили трамвай. Именно с этого факта началась наша откровенная беседа с водителем Станиславом.

— Все знают, что у нас Воронеж впереди планеты всей идет по уничтожению электротранспорта. Трамвайную сеть уже развалили. Даже Курск несчастный их сохранил. Теперь на очереди троллейбус, — начал рассуждение мужчина.

Чтобы наглядно описать положение дел, перенесемся в недалекое прошлое. В 2020 году московская троллейбусная сеть прекратила своё существование. Ставшие для москвичей ненужными троллейбусы отправились по регионам.

— Всем достались хорошие машины: 2016-го, 2017-го, 2018-го года выпуска. «Мегаполисы», «Оптимы», БТМЗ… Хорошие, красивые машины достались всем. В один Саратов только 170 машин ушло, и самая старая – 2017 года. К нам пришли машины 2001 и 2004 года, — срывает покровы Станислав.

Из этих «московских подарков» два сразу «встало».

Почему же так вышло? Станислав, как работник с опытом в этой сфере, уверяет, что проблема системная и глубокая.

— Это потому, что мы не умеем ремонтировать троллейбусы 2017-го года. Мы 2001-й еле-еле ремонтируем. Нету денег вообще. Ни на что. Даже на масло в ГУР (гидроусилитель руля) нет денег. Нет денег покрасить. Вы же видите, что у нас троллейбусы – это единственный вид транспорта, который ходит весь усеянный рекламой?

Для наглядности Станислав показал нам, как его троллейбус выглядел до оклейки и как он стал хорош собой после:

 


Получается очень удобно. И копеечка заработана, и транспорт выглядит симпатично, и пассажир не в курсе в каком состоянии кузов на самом деле. Но проблема, к сожалению, кроется не только в «визуале».


Куда делись лицензии?

Денег на восстановление троллейбусов у Воронежа, судя по всему, нет. Общее состояние техники в депо Станислав описывает вот так:

— Красивые дырки размером с кулак, отсутствие обшивки. Машины в критически тяжелом состоянии. Изношены на 110% из ста возможных. В них не то что страшно пассажиров сажать, к ним страшно даже подходить. Сеть контактная не натянута, потому что у нас некому её натянуть. Машине аварийной службы (ЗИЛ-130) уже 35 лет исполнилось бедненькой.

Еще более неожиданным для редакции оказался тот факт, что на ремонт троллейбусов у депо не только денег нет, но и права их ремонтировать капитально и по-человечески.

— У троллейбусного депо нет лицензии на капитально-восстановительный ремонт. Куда делись? Вы, вот, в курсе, что их нет? Они просто эксплуатант. Когда нужен ремонт машине, если у неё рама еще более-менее нормальная, на дырки просто приваривают лист «двоечку», чтобы троллейбус подольше не гнил. И все, и поехал.


А вот так симпатично выглядит крыша. Из-за отвратительного состояния токоприемника водителям порой приходится рисковать жизнью при поломках

Адские условия труда

Летом, а особенно таким жарким, как это, температура на рабочем месте у Станислава достигала 46-50 градусов по Цельсию. Разумеется, в плюс. На такой случай у Роспотребнадзора есть любопытные рекомендации. Если температура на этом самом рабочем месте достигает 29 градусов – рабочий день сокращается на один час. Если более 30-ти градусов – на два часа. Если же температура поднимается до критической, рекомендуется сократить рабочий день на четыре часа.

— Я задавал руководству вопрос по этому поводу. Естественно, ничего мне не сократили. Посмотрите на мои бриджи – они выгорели нафиг, а я их купил два месяца назад. А ведь если я сам заеду, сам сокращу себе рабочий день – я за него не получу ничего вообще. Получается так – сдохни, но отработай.

Экономия видна везде и всюду. Вот так выглядит салон троллейбуса, на котором работал лично Станислав. Приглядитесь к рулю. Кое-где обшивка оголилась до металла.

 

Атмосферу усугубляет ещё и конкуренция с автобусами, которую выдержать просто невозможно. Недавно по 17 маршруту, на котором работал Станислав, пустили автобусы большой вместимости. Они намеренно обгоняют троллейбус, едут впереди и собирают всех пассажиров, оставляя водителей электротранспорта практически ни с чем.

— 10-11 автобусов и три троллейбуса по нему курсирует. Ну что я сделаю на своем троллейбусе против автобуса? Вообще ничего. Он еле-еле разгоняется. А если водитель троллейбуса, выжимая все силы, пытался устроить с автобусом какие-то гонки, водители автобусов потом на обратном пути дарили нашим платки, губные помады, тени. Вот так над нами издевались водители 57-го маршрута. И такое было. Я не понимаю, почему на еженедельной планерке у губернатора не поднимался этот вопрос. Почему с этим ничего не могли сделать?


Как же вознаграждается адский труд?

А почти никак. У водителей троллейбуса есть план на количество перевезенных пассажиров. Если он будет выполнен безукоризненно, тогда зарплата составит порядка 25-26 тысяч. Но выше мы уже описали, почему выполнить план практически невозможно.

— Уровень зарплаты – посмеяться. Если план не вывез – 12-16 тысяч получишь. Мне сорок лет, у меня ребенок инвалид и я отец-одиночка. Я живу на съёмной квартире. Я за квартиру только 11 тысяч плачу. На что мне жить? Мне дочери приходится объяснять, почему мы не можем купить это платье, почему мы не можем купить эти тетради. Я вынужден ей в кредит брать телефон – несчастный Samsung Galaxy A51. Я не могу его купить за наличку, а он стоит три копейки. А если я ей куплю какой-нибудь стремненький китайский телефон – да в школе засмеют.


Кто виноват?

На этот простой вопрос Станислав отвечает коротко и ясно – рыба всегда гниет с головы. Простой пример с управленцами из Белгорода с ходу макает местных «транспортных воротил» в дурнопахнущую лужу.

— Белгород – город с населением в 391 тысячу человек. На линию ежедневно выпускает 38 машин. Воронеж еле наскребает 20. Заработная плата водителя троллейбуса в Белгороде – 144 рубля в час. В Воронеже – 70. Контраст вы видите? Контраст? — подчеркивает раз за разом Станислав.

А ларчик-то, как говорится, просто открывался. Раньше в Белгороде была точно такая же нищенская зарплата, но в какой-то момент водителей попросту перевели на брутто-контракты. Иными словами, стали платить фиксированную зарплату. И не нужно им теперь никаких гонок, и не нужно никаких объяснений из-за дешевых тетрадей перед детьми.


Обращение к губернатору

Вот мы и подобрались к той самой просьбе, которую обозначили в самом начале текста. Только теперь слова водителя Станислава вряд ли вызовут у вас удивление. А сказал он дословно следующее:

— Товарищ губернатор, закройте, пожалуйста, троллейбусы. Не мучайте их. Не мучайте ни себя, ни окружающих. Если вы не собираетесь их обновлять – закройте, да и всё.

Александр Ежевский




Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Видео Блокнот Воронеж  Рубрика "Хочу сказать!" Воронеж  
События: Хочу сказать
28
3
v2