Воронеж Воскресенье, 24 Марта
Общество, 22.02.2019 21:00

Изнасилованная отцом воронежская школьница поделилась пережитым ужасом

В редакцию «Блокнот Воронеж» обратилась 16-летняя Аня (имя изменено по просьбе героини – ред.).  Мужчина держал в страхе семью и несколько лет насиловал дочь, на него завели уголовные дела по трем статьям

По словам девушки, болезненное следствие длилось около года, а первые судебные заседания закончились полной неразберихой. Жизнь Ани продолжает быть сплошной пыткой – несмотря на регулярные визиты к психоаналитикам, избавиться от жутких воспоминаний она не может.

- Мы с братом не помним тех времен, когда у нас в семье все было хорошо, - рассказывает школьница. - С детства я помню ругань, ор, мат. Помню, что когда отец собирался орать на мать, он говорил идти поиграть в другой комнате. Может быть, он думал, что мы этого не слышим. И, конечно, он поднимал руку на маму. Мы начали бояться отца. Помню, когда он из своей комнаты кричал нам, чтобы мы подошли к нему, нас переполнял страх. Мы с братом на цыпочках, чуть ли не со слезами на глазах шли к отцу, даже если он просто просил сделать ему чаю.

Семья из 4 человек и большая собака, жили на деньги матери. Аня не помнит, чтобы отец вообще где-то работал, в отличие от мамы – она тянула на себе быт, обеспечивала детей и мужа.

- Мама оплачивала и оплачивает квартиру, наше с братом дополнительное образование – я окончила музыкальную школу, умудряясь как-то угождать отцу. У нас было много каких-то компьютеров, планшетов, телефонов, хотя достаток был средним. Более того, большая собака, это как третий ребенок – для нее нужно много недешевого корма. Отец устраивал дикие истерики, когда мама намекала ему на то, что неплохо было бы найти работу. Он сутками сидел за компьютером, увлекался фотографией, скупал разные узкоспециализированные книги по религиоведению и буддизму. Каждая книга стоила приличных денег, - отмечает Аня.

По словам девочки, отец время от времени пытался участвовать в ее воспитании, в основном – водил ее куда-то на праздники. После всего пережитого Аня буквально возненавидела собственные дни рождения – именно они становились поводом для отца провести время с дочерью, которая не испытывала к нему ничего, кроме страха.

- Я уверена, что он до сих пор думает, что все было идеально, и я должна быть ему благодарна. Поначалу я думала, что у него какое-то психическое отклонение. Но нет, по всем экспертизам он здоровый человек, разве что эгоцентричный, - заметила девочка.

Когда именно отец начал ее насиловать Аня не помнит. Из ее сознания практически выпали воспоминания о детстве до 9-10 лет – возможно, из-за постоянного страха и стресса. Попытки восстановить происходящее, которые девочка предпринимала в кабинете следователей, не увенчались успехом.

- Это продолжалось систематически, на протяжении лет 6-7. Я не помню, когда он впервые меня изнасиловал. После того как он это сделал впервые - изнасилования происходили чуть ли не каждый день. Из-за этого я не просто перестала ощущать время – я перестала ощущать что-либо вообще, - признается Аня.

Как говорит Анна изнасилования продолжались практически каждый день, пока других членов семьи не было дома. Никому, даже собственной маме и брату, девочка об этом не говорила – отец умел искусно манипулировать сознанием и запугивать дочь.

Родители Ани в разводе с 2010 года. Пара развелась по инициативе отца девочки: по ее словам, он часто обвинял жену в безэмоциональности и бесчувственности и считал, что развод поможет ей измениться. Дочь узнала об этом лишь спустя несколько лет. Новость стала для нее шоком – ведь горе-родитель все это время жил с ними в одной квартире.

- Как он говорил, он остался с нами жить «чтобы не травмировать детскую психику», что дети должны жить в полной семье. А по факту – просто потому, что ему некуда идти. Даже к своим родственникам. У него очень странная семья, они не общались примерно с тех пор, как ему исполнилось 18, - объясняет Аня.

По словам девочки, у отца были другие женщины, и он этого не скрывал. Некоторые из них в разное время жили с ним в комнате. Аня относилась к ним прекрасно – ведь пока отец был занят новыми пассиями, он не прикасался к ней. Первую женщину она помнит плохо, а вторая прожила с ними 2-3 года. Когда они с отцом Ани разошлись, у него началась «депрессия», вспоминает девочка. Тогда он заявил дочери, что ему «страшно и плохо» и потребовал, чтобы она ежедневно ночевала в его комнате. По словам Ани, никто из членов семьи не мог ему перечить.

- Страх и отвращение – это все, что я чувствую к отцу. У меня никогда даже не возникало мыслей, в духе «он же мой отец». Да, я жила у него в комнате и даже мать ничего не могла с этим сделать. Изнасилования продолжались практически каждый день, пока никого не было дома, - с болью вспоминает девочка.

В 15 лет Аня сбежала из дома. В этот момент отец куда-то уехал – по словам девочки, он часто разъезжал на мамины деньги по разным лекциям и семинарам о буддизме. «Ясно, что буддист из него так себе. Как и человек», - на этом моменте рассказа подмечает Аня. В первый день очень сложно было найти ночлег: большинство близких друзей школьницы – ее ровесники, живущие с родителями, которые в свою очередь станут задавать лишние вопросы. Всю экзаменационную неделю девочка провела у своей одноклассницы – ее маме Аня рассказала немногое, лишь то, что у нее «проблемы» с отцом. Несмотря на ситуацию, в которой она оказалась, с экзаменами девочка справилась.

После одного из них Аня поинтересовалась у учительницы обществознания, может ли она законно поселиться в хостеле или гостинице без родителей. В школе забили тревогу – слова девочки стали поводом начать проверку. Тогда, как объяснила Аня, отец семейства переехал в другой город – сотрудникам ПДН было известно лишь о том, что он – домашний тиран.

Первым человеком, которому Аня рассказала об изнасилованиях, стала новая близкая подруга Катя (имя изменено – прим.ред.). Та решила помочь и пересказала все своей маме, которая, в свою очередь, пригласила Аню на серьезный разговор.

- Какой-то особенной материнской заботы я от мамы не получала в силу разных обстоятельств – у нее было много своих проблем. Мама Кати обо мне действительно позаботилась, одна бы я не решилась написать заявление, мне нужна была поддержка, - вспоминает Аня.

О том, что отец семейства долгие годы насиловал дочь, брат и мама девочки узнали лишь тогда, когда она подала заявление в полицию. Мать была шокирована, она поинтересовалась, было ли все так на самом деле и не пытается ли Аня так отомстить ему или подставить.

В отношении отца девочки возбудили уголовное дело по трем статьям – п.б ч. 4 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста), п.б ч.4 ст. 131 УК РФ (изнасилование потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста) и п.а ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание в отношении двух или более лиц). От истязаний, по словам Ани, страдала вся семья – в том числе мама и 18-летний брат.

Судебный процесс начался совсем недавно, следствие по делу шло с января 2018 года. Первые 3-4 месяца мама, Аня и ее брат ходили на допросы, экспертизы и психологические оценки. По мнению девочки, ее права, как пострадавшей, совершенно не соблюдаются, а в суде творится «полный цирк» и неразбериха.

- Я узнала, что у отца три адвоката. Один оплачен его отцом, другой – сестрой, третий – еще неизвестно кем. На моей стороне два прокурора. Как у несовершеннолетней потерпевшей, у меня должен быть государственный представитель – это я почему-то вычитываю в интернете, хотя мне должны были озвучить мои права. Мама тоже ходит и узнает все сама. На днях должно было быть судебное заседание, без нас с братом, только с мамой. Но его перенесли, потому что не привезли отца. На самое первое судебное заседание мы приехали, но нам сказали, что для отца просто не нашли конвой, чтобы доставить его в суд из СИЗО. Я не понимаю, как такое может происходить, это как-то абсурдно. Ладно бы один раз, но сейчас это снова повторилось. То есть то, что мы сейчас знаем – это то, что мы сами узнавали и вычитывали в интернете, - с грустью говорит Аня.

С отцом девочка встретилась на первом и пока единственном судебном заседании. Свою вину он полностью отрицает, хотя, по словам Ани, раньше ее признавал.

-У меня есть ощущение, что абсолютно все пытаются нажиться на этой истории – эти три адвоката и все прочие. Никто не задумывается о том, что мне это все уже осточертело и я хочу, чтобы это все поскорее закончилось, - подытоживает Аня, и на ее глазах выступают слезы.

Следующее судебное заседание пройдет в районном суде в начале марта. «Блокнот Воронеж» просит воронежских адвокатов выступить на стороне девочки, которой сейчас так нужна поддержка и защита. Если вы готовы взяться за дело Ани, сообщите об этом на редакционную почту bloknot.voronezh@mail.ru, по телефону 210-65-60 либо в WhatsApp 89204390018.


Кристина Жалова



Вас обманули, оскорбили, унизили? Вам пришлось столкнуться с беспределом власть имущих, и вы не можете об этом молчать? А может, вы хотите поблагодарить кого-то, поделиться своим мнением или высказать идею! Тогда вам к нам!

«Блокнот Воронеж» предоставляет уникальную возможность быть услышанными!

Не молчите! В нашей редакции вы можете записать видеообращение о том, что вас волнует, возмущает, вызывает негодование. Видео будет опубликовано на сайте «Блокнот Воронеж» в рамках нашего нового проекта «Хочу сказать». Вас увидят десятки тысяч человек!

Кроме того, вы можете прислать ваши видеообращения любым удобным способом: на нашу редакционную почту bloknot.voronezh@mail.ru, директ Инстаграма "Блокнот Воронеж".

Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Рубрика "Хочу сказать!" Воронеж  
3
3
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое