Воронеж Пятница, 18 Января
Общество, 14.12.2018 21:00

Не люблю экстремальные аттракционы, - чемпионка России по скалолазанию

«Блокнот Воронеж» побеседовал с Евгенией Маламид — спортсменкой, чья семья положила начало скалолазанию в столице Черноземья. Чемпионка России и обладательница Кубка России рассказала корреспонденту о тонкостях скалодрома, питании и отчаянных спортсменах без страховки. 

- Евгения, расскажите о вашей династии скалолазов.

- Мои родители занимались альпинизмом, затем мама с папой начали тренировать детей по скалолазанию и открыли секцию в Воронеже. До этого в Воронеже скалолазанием занимались только как элементом альпинизма. Они стали первыми тренерами, мой папа - председатель федерации скалолазания Воронежской области. У них трое детей. Старший сын был мастером спорта, средняя дочь, моя сестра, тоже мастер спорта. Они достаточно рано перестали заниматься скалолазанием – к 18-20 годам уже перестали заниматься. А я в скалолазании задержалась, начала тренироваться с 6 лет, а тренировать с 17 лет.

- Родители настояли, чтобы вы пошли по их стопам?

- Вообще никогда ничего такого не было. Просто мы варились все время в этой атмосфере и не знаю, как было со старшими, а я все время ездила с мамой на соревнования, на сборы. В 6 лет я к ней подошла и сказала, что хочу серьезно начать заниматься спортом и сама участвовать в соревнованиях. Вот с того момента я начала осознанно все это делать. В то время 6 лет это было очень мало, сейчас начинают заниматься чуть ли не в 3 года. 


- У скалолазов есть ограничение по возрасту? С минимумом все понятно, а с максимумом?

- Скалолазанием занимаются люди разных возрастов. Некоторое приходят даже в 50-60 лет и начинают заниматься. Кто-то приходит за острыми ощущениями, кто-то приходит похудеть, а кто-то за компанию с внуками и детьми.

- Ваши родители до сих пор занимаются?

- Мама тренирует. Мы вместе с ней тренируем детей. Без нее, однозначно, я не смогла бы совмещать тренерскую и спортивную деятельность, когда я уезжала на сборы и соревнования, она оставалась со спортсменами. Я не смогла бы начать тренировать детей, если бы не знала, что у меня есть опора и поддержка и мне будет с кем их оставить. Папа — председатель федерации, он не тренирует, потому что много работы, но он с удовольствием этим бы занимался, у него это великолепно получается.

- А ваш супруг чем занимается?

- Он тоже спортсмен, мы вместе занимаемся. Как правило, возрастные спортсмены — это пары, потому что очень тяжело второй половинке не скалолазу объяснить, что тебе нудно поехать не на море отдыхать, а на скалы, чтобы тренироваться. Да и много времени проводить вдали друг от друга тоже тяжело.

- В 17 лет стали тренером, а учились в вузе?

- Мое первое образование — РГФ в ВГУ, второе образование физкультурное. 


- Расскажите о своих достижениях на чемпионатах 

- На чемпионатах мира и Европы, на кубках мира я была несколько раз финалисткой. Побеждала на Всемирных военных играх. На официальных международных соревнованиях брала призовые места. По России — пять раз чемпионка России и семь раз обладательница кубков России.

- До сих пор участвуете в соревнованиях?

- Да, но после рождения ребенка не получается пока полностью восстановиться. Скорее всего, не хватает времени на тренировки. Поменялись немного приоритеты.

- Хотели бы, чтобы ваш ребенок занимался скалолазанием?

- Я хотела бы, чтобы ребенок занимался тем, что ему нравится. Если это будет скалолазание — это будет удобно, но, по сути, это неважно, главное, чтобы нравилось ему. Раньше он много времени проводил со мной в зале, я уверена, что он, как любой ребенок тренера будет пробовать лазать, насколько он останется в спорте, я не знаю, но заставлять, точно не буду.

- Вы тренируете только детей? 

- Спортсменов любого возраста.

- А кого сложнее?

- Нет разницы. Есть только разница в подходе, но нет такого, что кого-то нравится тренировать больше, а кого-то меньше.

- А как вы вообще решились тренировать?

- У меня не было сомнений. Я окончила школу и в 17 лет сразу поступила в университет и начала тренировать, потому что я чувствовала до этого, что у меня получается и, самое главное, мне это нравится. А заниматься надо тем, что нравится.

- То есть диплом ВГУ вам не пригодился, вы не работали по этой специальности?

- Я пошла в ВГУ для того, чтобы получить хорошее общее образование и языковое. Потому что мы все время ездим на соревнования, да и нравятся мне языки.

- Что волнительнее, когда выступает подопечный или ты сам?

- Наверное, сложнее на соревнованиях детей, потому что их много. За каждого спортсмена ты волнуешься также, как за себя. Получается, что волнение увеличивается, но если свои соревнования, то сюда добавляется физическая усталость. Но все по-разному.

- В чем сложность скалолазания? Абсолютно любой человек может этим заниматься?

- Абсолютно любой. Если даже скалолазы с физическими и с ментальными нарушениями занимаются и соревнования проходят, то здоровый человек на сто процентов сможет. Скалолазание отличается от многих видов спорта тем, что у нас развиваются абсолютно все группы мышц, потому что невозможно накачать одни руки и на них лезть. Это сложно-координационный вид спорта, ты должен быть и ловким, и сильным, и уметь выполнять технические элементы, то есть все в комплексе. Если у тебя одна какая-то мышца не работает, имея все остальные в хорошем состоянии, какой-то определенный перехват ты можешь не сделать. Развивается абсолютно все. К нам приходят любители, чтобы сбросить вес, подкачаться, то есть не для того чтобы заниматься этим профессионально. Можно пойти в качалку и накачать какие-то отдельные мышцы, а можно прийти к нам, начать лазать и все мышцы будут автоматически подкачиваться.

- Скалодромом можно заменить зал?

- Однозначно. Для профессиональных скалолазов, для которых важно прохождение суперсложных трасс мы обязательно добавляем качалку тоже, это как дополнение. Но когда человек-любитель, он может начать просто лазать, и все его тело будет гармонично развиваться. Кстати, и мозг тоже, потому что мы всегда лезем по новой трассе. Все зацепочки всегда стоят по-разному. И если ты не поймешь, как преодолеть трассу, даже если ты будешь очень сильным, у тебя ничего не получится. \


- А что касается диет, спортсменам на скалодроме нужно ее придерживаться?

- Если есть все подряд, конечно, ничего не получится. Бывают люди, у которых бешеный метаболизм и они могут себе позволить и тортики, и жаренное и продолжают быть худыми. В скалолазании вес имеет значение. Чем он меньше, тем легче. Это логично, потому что тебе надо поднимать себя. Вообще, конечно, профессиональные спортсмены каких-то ограничений придерживаются.

- Скалолазание развито в России, в Воронеже.

- Да, Воронежский скалодром в СК «Энергия» один из лучших в России, он реконструирован в 2017 году. Его высота 18 метров, до реконструкции было 9. У нас есть хорошие скалодромы и в других городах: Тюмени, Перми, Санкт-Петербурге.

- А вы боитесь высоты?

- Я не боюсь там, где безопасно. Я знаю, что когда лезу по трассе, у меня есть страховка, и в любом случае мне ничего не грозит. Другой человек на моем месте, который не привык к таким вещам, может испугаться, когда страховка ниже ног, а он лезет выше, соответственно, если он срывается, он пролетит какое-то расстояние. На скалах расстояния еще больше, бывает и 20 метров придется пролететь, но это безопасно. Там, где есть объективная опасность, там мне страшно, я рисковать не буду. Я не любительница экстремальных аттракционов, мне адреналина хватает здесь.

- Есть же люди, которые лазают без страховки

- Есть, но, как правило, такие люди живут недолго. Есть люди, которым платят большие деньги, у них есть спонсоры, и они лазают без веревки, это называется соло. Есть соло над водой, это относительно безопасно, потому что в случае чего, ты падаешь в воду, но туда тоже надо хорошо попасть. Есть скалолазы, которые лазают без воды, веревки, и очень много случаев, когда погибают. На мой взгляд, это необоснованный риск, потому что срывы на скале непредсказуемы, даже камешки на скале могут отломиться (это нормально). Одно дело, ты повиснешь на веревке, а другое – улетишь вниз.

- Как часто вы на скалы выезжаете?

- Два раза в год получается. Для нас лучше всего в Испании, там профессиональные скалы. Они очень высокие и пробиты хорошо маршруты, а также много интересных и сложных трасс. Мы мному научились именно на этих скалах.

- Вам нравится больше в помещении или на природе?

- Конечно, на скалах, но мы не имеем возможности там тренироваться всегда. Спортивное скалолазание – это скалодром, но спортивное скалолазанием высокого уровня невозможно без скал. Нужно периодически ездить и повышать свой технический уровень. 

Саша Голубничая 

Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Лица нашего города  
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое