Воронеж Пятница, 24 Ноября
Телефоны рекламного отдела:(473) 210-65-60

Информационный портал «Блокнот Воронежа» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Воронежа, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Владелица приюта для животных в Воронеже: «Я с кошками живу за счёт денег, отложенных на памятник покойному мужу»

Общество, 10.11.2015 10:39
Владелица приюта для животных в Воронеже: «Я с кошками живу за счёт денег, отложенных на памятник покойному мужу»

Воронежская пенсионерка приютила в своей однокомнатной квартире 26 бездомных животных – 25 кошек и собаку. После смерти супруга животные стали смыслом жизни одинокой женщины. Чтобы прокормить все эту ораву женщине скудной пенсии не хватает, и она тратит деньги, отложенные на памятник умершему супругу.

«Блокнот Воронеж» продолжает серию материалов о частных приютах для бездомных животных в Воронеже. Мы уже рассказывали историю 26-летней предпринимательницы Екатерины, которая создала приют сознательно, из большой любви и жалости к животным. Приют, о котором мы расскажем на этот раз, появился по той же причине, и его появление (ещё одно совпадение), также связано с фактом жестокого обращения с животными. Вопреки сложившемуся стереотипу, «кошечек и собачек» здесь собирал мужчина, глава семьи. После его смерти все животные (чуть меньше 40 кошек и 2 собаки) оказались на попечении вдовы. После похорон у пенсионерки осталось 30 тысяч рублей. Эти деньги она хотела потратить на памятник мужу. Но чтобы прокормить себя и кошек, ей приходится понемногу брать из этой суммы. И если бы не помощь одной сердобольной женщины, тоже любительницы кошек, от этих денег давно бы ничего не осталось…

В квартире, куда я захожу, стойкий запах кошачьей мочи. У порога меня встречает хозяйка и четыре кошки. Животные, свернувшись калачиком и плотно прижавшись друг к другу, спят в картонных коробках по двое. Я ищу, куда положить рюкзак и шапку с шарфом — места нет, приходится брать с собой в единственную комнату. В квартире пожелтевшие от старости обои местами оторваны, местами их нет вообще. 


Мебель, окна — всё это, по-хорошему, пора выкинуть на свалку. Такую запустелую квартиру я видела лишь однажды, когда была в гостях у ветерана Великой Отечественной — радиоразведчика, поэта Алексея Попова.

Я сажусь на стул. Напротив меня — Раиса Александровна, хозяйка 25 кошек и одной собаки (та, больная, всё время просидит под кроватью, остальные животные умерли естественной смертью и от болезней). Она садится на продавленный диван. В комнате мебели не много. Сказать, что в квартире почти три десятка кошек, сложно: их почти не видно. Посередине комнаты, на деревянном полу, стоят два ведра с водой, рядом с ними — чёрная кошка. 


Ещё одна сидит на зелёном пластиковом стуле, за ним — сервант. Рядом с бокалами и чайным сервизом стоит фотография покойного мужа.


Другая лежит в ещё одной картонной коробке у меня за спиной, ещё две или три ходят у ног, остальные, как потом выяснится, сидят на кухне: в картонных коробках, в шкафах, на стульях, столе и подоконнике. 


«Из-за переживаний о расстрелянном котёнке я попала в больницу»

 Частный приют Раисы Александровны существует с 2000 года.

 — Мы с мужем тогда жили на даче, — вспоминает она. — Соседка через забор бросила мне котёнка. Он был обычный, серо-белый. Мы назвали его Маркизом и оставили у себя. Он мне сразу понравился. Мы не успели занести его в дом, как он начал ловить мух и ящериц, представляете? Я подумала: «Он такой маленький, а инстинкт хищника уже так сильно развит!».

Осенью супруги вернулись в Воронеж. Тогда же у них и появился второй кот. Однажды муж пошёл в магазин. На улице — дождь, грязь, а на пороге «сидит маленький, серенький котёночек и плачет».

 — В следующем году мы взяли его на дачу, — продолжает владелица приюта. —  Его там жестоко убили. Это жуткая история. Сосед расстрелял его из оружия. Кот якобы мог затоптать огурцы и помидоры в его огороде. Люди слышали два выстрела. Для меня это была настоящая трагедия! Мы нашли место, куда сосед выбросил котёнка и похоронили его. Из-за переживаний у меня поднялось давление, и я попала в больницу. И после этого нас как понесло с мужем…


 «Подбирал кошек муж, но я не была против»

 Дальнейшее похоже на тягу, которую испытывают наркоманы, когда требуется ещё и ещё одна доза…

— Муж пойдёт гулять с собакой, увидит то одноглазого, то хромоногого, то просто замерзающего котёнка, и давай их всех подбирать. И я не противилась этому. В ту зиму, это был 2001 год, он почти всех кошек и подобрал. Всего за два-три года у нас набралось 38 или 39 кошек. Но, конечно, у нас хватило ума не дать им размножаться. Как только появлялись котята, муж их топил. Я видела, как он страдал, и всё же топил. Я не могла. 

— А стерилизовать не пробовали?

— Ну, вот не сообразили. Не знали, что можно.


 Другая жизнь: Гавриил Троепольский, журнал «Подьём» и ковры

 Можно было бы предположить, что такая тяга у супруга Раисы Александровны к кошкам случилась из-за какого-то психического отклонения. Но нет. Он, по рассказам жены, был заботливым семьянином, работал внештатным корреспондентом в «Подъеме». То есть был моим коллегой. Хорошо знал Гавриила Троепольского, автора книги «Белый Бим чёрное ухо».

 — Это были 90-е годы, уже начались смутные времена, — вспоминает Раиса Александровна. — Троепольский уже не работал. Иногда он заходил в редакцию, как он смеялся, «к писателям». Это была другая жизнь. В то время наша квартира была ухоженная. Ковры, — всё было.


 «Я боялась, что кошки будут сказать по покойнику»

 Два года назад, в 2013 году, супруг Раисы Александровны скоропостижно скончался.

 — Когда умер муж, я так растерялась! Детей у нас не было. У меня — одна пенсия, а их было 32. Я судорожно думала, что же мне делать. Первое время я даже не понимала, с чего начать. 

 Незадолго до смерти супруг Раисы Александровны обратился в фонд помощи бездомным животных «Право на жизнь» (читайте о нём в нашем материале по ссылке). Волонтёр появился на пороге квартиры убитой горем вдовы в нужный момент.

 — Он пришёл, сказал, что знает, какое у меня случилось горе, и спросил, чем помочь — вспоминает пенсионерка. — Я ему сказала: «Денис, я даже не знаю, что тебе сказать, потому что требуется всё: и корм, и препараты». И они мне начали помогать.

 Когда умер муж, у женщины не было денег даже на то, чтобы отправить его тело в морг.

— Я решила: пусть он дома останется. Хотя и неприлично так в квартире, и запах… Но я уже на всё на это плюнула. Я очень переживала, думала, кошки будут скакать по покойнику. Им-то что. И вдруг вот эта Бимка (показывает под кровать, где прячется собака, — прим. Ю.Р.) легла под гроб… Ужас…Она так и не подпустила ни одну кошку – как только кто-то приближался, она рычала. А когда его похоронили, Бимка восемь дней не прикасалась к еде, пила только…

Ветврачи думали, что собака не выживет. Её удалось спасли — кормили с ложечки. Но с тех пор Бимка стала сильно болеть. Из-за переживаний у неё отнялась задняя нога, через два года перестала функционировать вторая. Сейчас почти всё время несчастное животное проводит под кроватью.

 Вслед за мужем у Раисы Александровны ушли один за другим родственники. В 2014 году умерла сестра-двойняшка, спустя чуть больше месяца — ещё один родственник, в этом году — троюродная сестра. 

— Для меня это такая трагедия! Я до сих пор не могу прийти в себя. Я осталась одна. Из родственников — только племянник и племянница. Они мне и помогают.


 «Старых и больных кошек я не лечила — хотела, чтобы они умерли»

 И после смерти мужа Раиса Александровна кошек не подбирала, однако ещё одним котом всё же обзавелась. Его, зная, что она осталась одна и с таким количеством животных, ей подкинула… коллега покойного мужа.

 — Его уже год как не было, — рассказывает пенсионерка, — когда она принесла кота. Он был весь в говне. От ушей до хвоста. Она попросила: «Пусть он у тебя побудет, я потом заберу». И не забрала, хотя у самой частный дом и всего две кошки.

 Сейчас у Раисы Александровны 25 кошек. Все они стерилизованы и кастрированы — помог фонд «Право на жизнь». Остальные, семь штук, умерли естественной смертью или от болезни. «Я их сознательно не лечила, — честно признаётся владелица приюта, — хотя деньги найти могла бы, наверное. Может, это жестоко, но я хотела, чтобы они умерли. Ну, а что делать? Они были уже немолоды и больны».


 «Я питаюсь на 3 тысячи рублей в месяц, мои кошки — на 5»

Всех своих котов и кошек Раиса Александровна знает поимённо: Ванечка, Даша, Ночка, Атосик, Сямочка, Сонечка, Руслан, Кузя, Кариночка, Басяня, Малясик…

Скурпулёзно считает она и расходы. Уже много лет она ведёт самые настоящие амбарные книги: большие тетрадки в клетку, в которые ежедневно (!) записывает расходы и доходы. На первой странице каждого такого журнала — клички животных. Справа — колонка «Кошечки», справа — «Котики». Напротив кличек животных, которые умерли, стоит пометка — день, месяц и год смерти.


 Колонки с расходами и доходами также поделены.

 — Левая колонка — кошачья, а правая — мои расходы, — показывает тетрадку вдова.

Так, общий расход в 2015 году:

За март составил 15 132 руб. Из них на кошек — 5 035, на себя — 2 700, прочие расходы (оплата квартиры, подарки племянникам) — 7 400;

За июль — 13 313 руб. На кошек — 4 951, на себя — 2 900 прочие — 4 393;

За сентябрь — 14 487 рублей. На кошек — 7 012 рублей, на себя — 3 218 рублей.

Все расходы записаны не то, что до рубля — до копейки (я опустила их). Судя по журналу, рацион у кошек разнообразный: почки, рыба Путассу, сосиски куриные, плавленые сырки, яйца, паштет, набор для холодца. Сама пенсионерка питается бананами, помидорами, хлебцами, сметаной, хлебом, ветчиной, сыром, яйцами и проч. Одежду практически не покупает. Изредка попадаются записи о покупке билетов в автобус — 15 рублей. 



Как видно из таблички, в месяц тратится не более 15 тыс. рублей, при этом пенсия у владелицы приюта —11 530 рублей.

— Как же вы живёте на такие деньги?

— Дело в том, что мне помогает одна женщина. Она кормила кошек в своём дворе. Их всех перестреляли. Она очень сильно переживала. Ей рассказали про меня, с тех пор она мне помогает. В первый раз она привезла 13 пакетов корма для кошек! В другой раз — три ведра картошки. Однажды купила в магазине еды на 5 тысяч! Представляете? Когда она появилась, это было такое облегчение для меня! Она взяла надо мной шефство. Это чудо какое-то человек.

— Я вижу, что на кошек у вас уходит больше денег, чем на себя. Как же вы питаетесь?

— Не знаю, я нормально питаюсь. Конечно, я не шикую. Меня, в основном, выручают курица. Я её варю, ем с картошечкой или рисом. Если в магазине проходят акции, я стараюсь купить себе что-то подешевле.

 — Ваша пенсия меньше расходов. Откуда у вас «лишние» деньги?

— После смерти мужа, всех похорон и поминок, у меня осталось 30 тысяч рублей. На эти деньги я хотела поставить ему памятник. Но сейчас я оттуда понемногу потаскиваю. Осталось 20 тысяч. За счёт этого я и живу. Если бы не было женщины, о которой я рассказала, то и этих бы 20 тысяч уже не было. Я не знаю, как бы я тогда выживала.

Раисе Александровне помогают и племянники, «но они и сами-то не очень живут». Иногда они приносят продукты. На стене, обклеенной пожелтевшими от старости обоями, висит плазма — подарок, судя по всему. На кухне обещали вставить пластиковое окно. «Квартира-то им отойдёт, детей у меня нет», — говорит пенсионерка.


 «Я посвятила свою жизнь кошкам и ничуть не жалею об этом»

 Сейчас кошки стали для Раисы Александровны смыслом жизни. О том, что у неё дома приют, афишировать не хочет.

— Во-первых, я опасаюсь, что будут подбрасывать животных. Слава богу, у меня такого не было — я так счастлива! Ну, а потом, кому это надо-то? Это моя жизнь.

— Не думали раздать?

— А их никто не берёт. Одно время, когда муж был жив, дали везде объявления, даже не телевидении — бегущую строку. Ни одного звонка не было.

— Вы думали, что будет с кошками, когда вас, не дай бог, не станет?

— Я об этом постоянно думаю. Иногда на меня находит настроение: «Да мне тогда уже будет всё равно». А моя племянница говорит: «Ты не переживай, я их постараюсь как-то пристроить». Но как? Если я их не смогла пристроить? Она говорит: в деревню. Но их там никто не кормит, а мышей они не приучены ловить. Есть ещё один вариант. Если я буду смертельно больна, кошек может взять фонд «Право на жизнь». Но ведь не столько же! Я надеюсь, что пока я жива, произойдёт естественная убыль.

— Если можно было бы вернуться, вы бы прожили такую же жизнь или что-то изменили?

— Я бы всё равно прожила такую жизнь. До выхода на пенсию, я не видела, какие они несчастные — холодные, голодные. Но теперь, всё это зная, я, наверное, опять бы к этому пришла.Я могла бы жить иначе: ходить в театры, ездить в другие города. Мы с мужем любили ходить в театр. Когда началась эта история с кошками, всё — у нас просто не стало хватать средств. И сейчас меня приглашают в театр. Иногда я иду. Но порой я не могу от них уйти — мне жалко оставить их одних. Каждый день я просыпаюсь с одной мыслью: «Надо кормить кошек». Я посвятила свою жизнь кошкам и ничуть не жалею об этом. Я их люблю. Наверное, так детей любят. Я не представляю своей жизни без них, я не понимаю людей, у которой нет ни одной кошки или собаки. От этого жизнь становится беднее.

 

Юлия Репринцева


Читайте также: 

Бездомные животные стали заложниками жалости сердобольных воронежцев

Владелец частного приюта в Воронеже: «Родственник моих соседей поедал собак»



Новости на Блoкнoт-Воронеж
Персоны: пенсионерыПерсоны: ЖивотныеОрганизации: бездомные животныеОрганизации: помощь животным
4
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое