Общество, 25.10.2021 12:01

«Когда дело доходит до денег, то жалость у людей пропадает»

В последние годы жители Воронежа все чаще замечают, что бродячие собаки в городе стали пугливее. Даже от кинутой в их сторону сосиски они отскакивают, поджав хвост. Надо сказать, что эти настроения недоверия и опасения находят взаимность и у жителей города.

Типичная ситуация. В популярном городском паблике “Мой и твой Воронеж” появляется видео на 5-10 минут под громким заголовком “Жуткое нападения стаи бродячих собак на семью!”. Через несколько секунд под постом разыгрывается битва комментариев. Кто-то предлагает жестко разобраться с собаками, кто-то с администрацией города, кто-то с еще даже не вошедшими в чат зоозащитниками. И никто из комментаторов не удосуживается просмотреть видео, на котором стая собак, действительно, подбегает к семье, виляя хвостами, обнюхивает их и убегает восвояси…

Обострились отношения и между зоозащитниками и простыми гражданами, называющими первых не иначе как «зоошизой». Любой спор между ними в сети сводится к обвинениям зоозащитников в пустой болтовне- «лучше б к себе кобелей этих забрать». А они б и забрали. Просто некуда. Как правило, у волонтеров в доме всегда и живет по 3-4 собаки. Отсюда тоже вопрос, почему в городе-миллионнике до сих пор отсутствует собачий приют?

Зато уже более 3 лет в Воронеже действует программа ОСВВ, по которой бродячих собак отлавливают, стерилизуют, вакцинируют и выпускают по месту обитания. Однако и в этом добром начинании есть свои подводные камни: горожан смущают «собачьи свадьбы», в которых участвуют и псы с бирками. Возникает подозрение: всегда ли собак стерилизуют и каковы шансы недоброкачественной стерилизации? Кто вообще несет ответственность и контролирует процесс ОСВВ?

Стоит и более насущный вопрос: что делать, если на тебя уже несется стая собак, а привычки носить сосиску в кармане у тебя нет?

Со всеми этим вопросами мы постарались разобраться, переговорив с зоозащитниками с многолетним стажем и организациями, работающими по программе ОСВВ.

*ОСВВ - государственная программа, осуществляемая по принципу «отловить-стерилизовать — вакцинировать-выпустить».

Зоозащитники против зоошизы

Чаще всего в сети жители Воронежа вступают в спор с тем, кто зоозащитником является исключительно на просторах интернета, а с реальными волонтерами едва ли знаком. Однако именно такие граждане своими неразумными репликами или действиями (как та женщина, которая мешала отловщикам в северном микрорайоне) создают негативный образ зоозащитников и навлекают дополнительные беды на их голову.

- Увы, но среди волонтеров у нас много тех, кого быть не должно. Именно из-за них и складывается нелицеприятный образ зоозащитников в целом. Например, недавний случай о нападении стаи собак на женщину на 45-ой Стрелковой дивизии. На самом деле, женщина, покусанная собаками, оказалась волонтером, которая допустила ошибку и полезла к щенкам в присутствии их родителей - хотела забрать их на передержку. К слову сказать, и щенкам-то было месяца по 3-4 и в особой помощи они не нуждались, - рассказывает Наталья Дьяченко, руководитель частного приюта «Лабрадор.Хелп».

Татьяна Карлова, руководитель частного приюта «Верность», считает, что волонтерство - занятие, которое выдерживает далеко не каждый, а потому волонтеров в принципе не может быть много, и основная их масса постоянно меняется, т.к срок «выгорания» у многих не больше года:

- Тех, кто постоянно этим занимается, можно по пальцам пересчитать. Основная масса проявляет себя только в интернете. И потом многие быстро ломаются и уходят из волонтерства. Это, естественно, не всякий выдержит, эту кровь, этот ужас. Ты, например, приезжаешь сбитую собаку забрать, везешь её, и она умирает у тебя на руках - это не каждому под силу.

У самой Татьяны большая часть собак в приюте (это около 80 особей) - инвалиды: кто-то без передней лапы, кто-то с перебитым хребтом. Она знает историю каждого из них, рассказывает спокойно, без дрожи в голосе - это уже рутинная работа.

«Когда дело доходит до денег, то жалость пропадает»

В приюте Дора

Самый обычный разговор среди волонтеров:

-Куда вы собаку денете, если не найдете хозяина?

-Ну куда, куда. В “Дору” позвоню и Юрию Ивановичу отвезу, у себя держать не могу!

-Но приют “Дора” уже давно переполнен, там собаки с кошками живут!

-Ну а что делать? В других местах собак если и берут, то только за деньги и за обязательство взять шефство, а “за просто так” у нас один Шамарин - на него вся надежда.


Юрий Шамарин

Юрий Иванович стоит по колено в воде в водохранилище, рядом бегают его собаки. Это Дора, Локки и Федя. Количество собак в приюте (сейчас это цифра приблизилась к 1000) «Дора» всегда ужасало борцов за права животных и вызывало осуждение её «нерационального» руководителя. Но все вопросы должны быть адресованы к тем, кто везет, а не к тому, кто поставлен перед выбором взять в приют или «отпустить» на улицу.

Тем не менее собаки в «Доре» доброжелательны, они радостно и доверчиво бегут мне навстречу, их воспитали так, что они не знают, что их могут обидеть. А большинство из них совсем недавно знало, что могут. Но в процессе дела забыло. Руководитель приюта очень интересно с ними общается, когда слышит, как за забором начинается грызня:

-Господа! Господа, неужели нельзя потише? (удивительно, но лай немного стихает)

Юрий Иванович начинает свою речь с красивого зачина:

-У нас вроде бы сейчас начинается некоторое движение в сторону человеческого отношения к животным: и опыт Европы по системе ОСВВ перенимаем, и Путин весь такой собак любит. Но на практике получается, что когда дело доходит до денег, то жалость у людей пропадает.

-Система ОСВВ – как раз таки гуманное решение, почему же Вы выступаете против ?

-Да, сама идея хорошая! Но этим должны заниматься другие люди, которые по-настоящему жалеют животных. А не такие, которым пальчикам щелкнешь: собаку усыпят и все. Бирки им эти делают: там же дырка диаметром в карандаш, везут в этих узких клетушках, где собаке не развернуться. Чиновникам же всё равно каким образом собак меньше становится: главное, чтоб меньше. А контролирующих органов нет! Мы если и узнаем случайно, то это от простых людей.

-А почему Вы тогда сами не хотите вступить в ряды отловщиков?

-Ага! А кто тогда тянуть будет каждодневную лямку труда в приюте, где Вы таких найдете? Да и потом, если бы я этим всем занимался, то я бы настаивал на том, чтобы отлов и транспортировка проходили прямой трансляцией, чтобы можно было контролировать : как ловят, как загружают в машине, как везут.

-Но есть же в системе люди, которые любят животных?

-Да ладно вам! Там, где есть деньги, такого нет. Любовь быстро исчезает. Как мне сказал священник один: “Денег хотят, конечно, все, но их надо бояться! С ними подлецом очень легко стать”.

-Но зоозащитников в Воронеже много, разве об этом не говорят многочисленные волонтерские паблики?

-Да где они? Покажите, кто, где кого защитил? Все в интернете сидят и как свора друг на друга бросаются. Вот я понимаю, к нам недавно люди пришли и обработали щенков от блох - им спасибо. А болтовню эту терпеть не могу. И главное, в интернете эти товарищи всё знают о животных, как с ними обращаться: а я ими 30 лет занимаюсь и все равно не могу сказать, что что-то знаю.

-То есть, как понимаю, чтобы решить проблему с собаками, нужно, чтобы в системе ОСВВ работали ответственные люди? И всё?

-Нет не только…Бывают собаки, которых не нужно возвращать обратно естественную среду. Вот, например, бывают псы, которых во дворе любят, дети с ними играют, они прям : “Это наши, наши звери, везите их нам обратно”. А бывает, что собаку просто выкинули где-то на окраине, побили, она сама стала озлобленной и от того, что её простерилизуют, она добрее не станет. Таких надо в приюте держать. А то их люди и сами потравят.

-Скажите, а в каком-то регионе проблема с собаками решена?

-Ну, может быть в Москве, но там тоже…Я их приюты называю не приюты, а усыпалки…Там собаки просто доживают, так сказать. А собаке ведь тоже нужен и простор какой-то побегать, и общение, и игры, что ж их в клетках держать.

-А как проблема бродячих собак решалась в СССР?

-В СССР считалось, что этой проблемы нет, их отстреливали и все. Но тогда люди жили более ответственно. Не было этой погони за дорогим собаками: алабаи, пекинесы..Люди набирают себе по десятку собак, сводят их, плодят, вывозят на рынок. А на рынке уже переизбыток! И сколько их теперь брошенных бегает! Нужно делать дефицит, чтобы к людям ответственность возвращалась. Раньше был ДОСААФ-клуб, туда приходишь, вот, у меня девочка, и через полгода (!) ей пару подберут. А сейчас что: покурили, давай собачек сведем! Ну что говорить, в бардаке жить легче

Во время нашего разговора у Юрия Ивановича не переставая разрывается телефон. С чем только не звонят: и предлагают взять котят, которых приют «Дора» уж точно взять не может, и великодушно «жертвуют» старую одежду для утепления будок, но она не подходит, т.к. на поролоне, и ищут пса, или пытаются сбагрить в приют своего, теперь вот родной голос жены ворчит по поводу очередных денежных затруднений:

-Ну, хорошая моя, ну терпи меня…Ну не повезло тебе, что за такого дурачка, как я, замуж вышла.

-Ой, ладно тебе, разберемся! (кладет трубку)

-И что, так все время?

-Да, еще не хватает звонков волонтеров, и сейчас лично я жду звонка ветеринара, к которому мы везем шарпея – вон, видите, в машине: нашли маленького, всего истерзанного и окровавленного . Я даже не могу себе позволить просто пойти с женой в выходной погулять по набережной - тут без меня обязательно что-то случится!

-А если не брать трубку?

-Как это не брать? Я уже этим живу, мне даже моя соседка говорит: «Вы, Юрий Иванович, Дон Кихот!». Я удивляюсь: “Это-то почему?”, а она: “Потому что вы помогаете тем, кому помочь почти невозможно, и боретесь с ветряными мельницами”.

Вот даже помню случай такой: решили как-то с женой все-таки отдохнуть разок, пораньше ушел из приюта домой - сидим, телевизор смотрим. И вдруг, вот тебе раз, из канализационной трубы слышим писк. Туда, оказывается, щенок провалился, и достать оттуда нельзя - слишком узко и сам он выползти не может. Верно говорят: на ловца и зверь бежит. Я полез в саму канализацию, а жена стала лить воду в трубу, чтобы щенка вымыло к нам. И страшно, главное, я рубашку подставил, а сам думаю: как бы он мимо все-таки не пролетел. Жене ведра 2 пришлось вылить, пока щенок ко мне в рубашку выплыл: лапочка такая! Перепуганный весь...

-А осуждения за свою деятельность вы не встречаете?

-Да еще как встречаю: некоторым только и нужно, чтоб меня посадили или убили: на меня и нападали, и били, и был случай даже стреляли…

-А вы знаете, кто?

-Ну что я об этом рассказывать-то буду… Я у всех, как бельмо на глазу: некоторые думают, что это я специально так себе популярность создаю. Кто ж знает о последствиях этой популярности. Но, понимаете, бывает такое ощущение, что ты чувствуешь за собой какую-то силу, которая тебе помогает, и как-то не дает бояться.

В минувшую пятницу последствия популярности приюта “Доры” вновь обрушились на голову её руководителя: догхантеры расправились ночью с 16 собаками. Кого-то усыпили, кому-то перерезали горло. Картина утром была устрашающая: мертвые псы лежали в луже крови, растекшейся из ножевой раны белого лохматого пса, похожего на героя мультфильма «Барбос в гостях у Бобика». Оставшиеся в живых собаки кружились вокруг убитых собратьев в недоумении, но, завидев журналистов, все-таки стали изо всех сил вертеть хвостами и доверчиво тыкаться носом в колени. Наверное, когда сюда пробрались преступники, они встречали их так же…


Все дело в том, что приют находится на самозанятой территории и содержится исключительно на средства пожертвований. В то же время у руководителя приюта элементарно нет средств на установку видеокамер, а соседи приюта по-прежнему продолжают угрожать животным расправой. Администрация города остается глуха к просьбам Юрия Ивановича выделить ему новую территорию.

-А почему бы было не занять территорию за городом, там ,скорее всего, и соседей недовольных не было бы…

-Да я бы с радостью! Но кто туда кроме меня поедет к собакам?! И тут волонтеров не дождешься, а там уж… А одному мне с такой оравой как справиться? Если бы людей выделили, которые этим регулярно согласились бы заниматься, а то пока желающих по пальцам можно посчитать.

Рост агрессии брошенных псов или мода жаловаться?

Руководитель частного приюта «Верность» Татьяна Карлова:

-Вот на меня почему-то собаки никогда не нападали, но, врать не буду, приходилось самой от других отгонять: они, наверное, чуют, когда человек их боится, адреналин выделяется и нападают. А от одного моего окрика они все врассыпную бросаются. Но проблема не в агрессии собак, в их количестве: никогда на улице Воронежа не было столько бездомных собак! И при этом стая может быть не агрессивной: но попадется один такой, станет вожаком, и вся стая под него подстраиваться будет.

-Вы считаете, что дело не в агрессии собак, а в их количестве на улицах?

-Конечно! Раньше не было так много брошенных домашних животных. Сейчас вот посмотрите, по улицам и лайки бегают, и даже овчарки. В СССР породистую собаку достать - это изловчиться надо было, а теперь люди без всяких проблем заводят их себе, потом понимают, что не изучили породу (с тем же лабрадором надо по 3 раза в день гулять) и выбрасывают их на улицу. Или просто решили люди переезжать: зачем собаку за собой тащить, у подъезда оставляют. Ну и, конечно, главная проблема - это нежелание людей стерилизовать домашних животных, которые приносят все новых и новых щенков.

Отловщики Максим Стародубцев и Наталия Саунина так же не могут припомнить каких-то вопиющих случаев агрессии, хотя им самим она как раз была бы на руку:

-Вообще, у меня мечта такая есть: войти во двор – и на меня стая собак тут же кидается. А то все вокруг рассказывают, рассказывают о нападениях, а я как ни приеду на отлов, только мелькающие сильно вдали пятки успеваю увидеть и потом на машине догнать не могу: гоняюсь по двору за ними по несколько часов. Собака же чувствует, что её боятся, и её саму это настораживает, у нее ощущение опасности возникает. И где они, все эти люди, на которых нападают - хоть бы познакомиться, они помогут собак приманить, - рассказывает Максим Стародубцев


Максим Стародубцев

Юрий Вязьмин, подрядчик по отлову животных, уверен, что дело в том, что к собакам изначально формируют негативное отношение:

-У меня вон тоже сидят эти «немотивированно агрессивные»: Их от обычных не отличишь, не бросаются, как львы. С детства нам закладывается: не походи к собаке –укусит! То есть если ты первый на неё не бросишься, она бросится на тебя…А на самом деле, если ты просто мимо проедешь, вообще ничего не будет.

-Ну а как Вы все-таки можете объяснить увеличивающееся количество жалоб на собак из-за агрессии?

-Да вот я сам недавно был в этой управе: люди жалуются не на одних собак, жалобы приходят буквально на все: на шумящих детей, на кошек в подвале, на припаркованные машины, не поверите, даже на птиц, которые утром спать мешают! Объясняется-то это просто: сейчас при помощи интернета любую жалобу составить стало очень легко. Люди копируют одну и ту же заявку и отправляют по всем инстанциям. Вот, посмотрите, 2 собаки у нас содержатся, которых мы взяли по немотивированной агрессии, - рассуждает Наталья Саунина.


Наталья Саунина

Наталья открывает клетку и ко мне в ноги тыкается огромный рыжий пес, чем-то напоминающий лабрадора. С другой стороны выбегает огромный, лобастый пес: тыкается в руки - шерсть у него как будто плюшевая, как у детской игрушки.

-А почему тогда вы их забрали?

-А что мы можем сделать, когда заявки поступили? Этого забирали - там даже дети на площадке плакали, он их любимец был. Ну а кто-то вот жалобу настрочил и все. По закону могли бы оставить, составить акт, что они не агрессивны. Но именно там им угрожала гибель. Собак стало жалко.

-А Вы сами признаете наличие немотивированной агрессии?

-Да лично у меня за 10 лет работы (прим. – 6 лет волонтером в зоозащитной организации и 4 года по программе отлова) таких случаев не было. Злых собак не встречала, но бывают, как я это называю, дурные. Облаивают прохожих, пугают, поднимают стаю, которая тоже начинает за компанию лаять. Они не кусаются, как правило, но людям страшно. Или собаки, которые охраняют территорию, часто это “бывше –домашние”, сохранившие привычку. Их желательно убирать с улицы и пристраивать на охрану. Есть и другая категория: вот, например, сидит у нас пес -доброжелателен, людей любит, но как заприметит кого, резко подбегает, встает на задние лапы и сразу лезет человека в лицо лизать, ну кто сразу догадается, что это он играет? Он может и испугать так. Но это не агрессия. Нас и попросили забрать его владельцы кафе - он рядом с ним побирался и с нами сразу обговорили, чтоб назад мы его не привозили - сами отравят.

-А при каких случаях вы еще можете оставить собаку у себя?

-Да вот, например, сидит овчарка, кобель. Он абсолютно миролюбив, умный, и сразу видно, что его просто выкинули - старый стал, вот и не нужен. Мы его привезли после стерилизации на место отлова, из машины выпустили, а он покрутился и оглядывается на нас, точно удивляется: “Куда же я пойду?” Ему ведь и правда идти некуда, мы его обратно сюда привезли - вот так и живет у нас. И мы не знаем, что нам делать - нам же за таких собак никто не платит.

Во время нашего разговора собаки внимательно наблюдают за нами и даже дополняют Наталью аккуратным погавкиванием, как только им начинает казаться, что русло беседы меняет направление и уже не касается их , то начинают активно напоминать о себе: лезут мне под пальто, начинают лизать диктофон и уже воем сообщают, что они тоже участники беседы.

-А, действительно, что?

По закону собак с немотивированной агрессией нужно изымать из среды обитания и помещать на пожизненное содержание в приют. Но тут круг замыкается, т.к. никакого приюта в Воронеже нет, вернее есть, но они все частные и уже переполненные.



Татьяна - руководитель частного приюта “Верность” 

Про Татьяну Карлову с восхищением отзывается даже Юрий Шамарин:

-Это человек, который ничего не боится, за собак биться готов. Бывает, что даже милиция не решается вмешаться, а Татьяна прям в гущу лезет, собак отбивает. Они её останавливают, а она им : “Это Ваш удел бояться, а я смотреть не могу».

- Я за свой счет отлавливала 40 собак и стерилизовала: на мне до сих пор долг висит в 25 000. Люди активно жертвуют только на корм собакам, а на стерилизацию - нет, – говорит Татьяна.

-А разве нельзя вызвать отловщиков, чтобы они стерилизовали собак за счет государства, а потом вернули вам?

-Да так я бы с радостью вызвала Наташу Саунину, и она бы согласилась мне помочь, но не все же районы за ней закреплены: если собака отловлена не в её районе, то стерилизовать бесплатно не будут. Да и потом зачастую нужна помощь собаке ветеринарная, а это в программу ОСВВ не входит.

-И у вас все собаки стерилизованы?

-Все. От слова совсем. Мне щеночков не надо, как некоторым. Мне достаточно щеночков, которые бегают по улице и мимо которых пройти нельзя. Да и то я их занести не могу к себе: их разорвут, они у меня за воротами в коробке сидят. Еще и про энтерит забывать нельзя, если щенки больные, они в миг всех остальных заразят.

-Если система ОСВВ будет работать в течение 10 лет, это принесет пользу?

-Принесет, если государство будет выделять деньги: программа-то каждый год заканчивается, и будет ли она работать в следующем году - всегда открытый вопрос.


Догхатеры исчезли или затаились?

- Как вы оцениваете деятельность догхантеров в Воронеже в последниe год-два?

Наталья Саунина:

-Ну пока они, можно сказать, затаились. Отравлений стало меньше, но, я думаю, это временно…

-То есть Вы считаете, борьба с ними не закончена?

-Нет, конечно. Просто сейчас они заняли выжидательную позицию и сменили тактику. Не без их помощи в социальных сетях нагнетается атмосфера агрессии вокруг новостей о бродячих собаках: СМИ муссируется эта тема, комментарии гадкие появляются. Они эти вещи распространяют по пабликам - их цель, чтобы закипело у тех жителей, которым было все равно. Чтобы не они были виновниками, убийцами, а чтобы пошла волна, и жители стали настроены против животных.

-Часто ли люди просят собак убить?

-Да вот даже у нас это регулярно происходит: мы собак забираем со двора, говорим, когда обратно привезем, а какие-нибудь бабульки на скамейках тут же охать и ахать начинают: ”A зачем вы их обратно привезете? Зачем они тут нужны? Почему их не отстреливают, вот раньше-то….”. И молодые бывают тоже против возвращения. Страх у людей перед собаками от неграмотности, не понимают их поведения, не знают, как с ними обращаться, как безопасно сосуществовать с ними.

Но тут в защиту граждан Воронежа вступается муж Натальи Максим:

-Не, ну что ты говоришь, по-разному ведь бывает. Вот буквально 2 дня назад чуть не с кровавым боем собаку забирали: жители дома кидались на нас, боялись, что мы её усыплять везем. И главное, такие интересные эти люди: знают ведь, что соседний дом целенаправленно собак травит, на них бы и бросались! Нет же - все нам достается.


Подводные камни системы ОСВВ

На данный момент в Воронеже по отлову собак работают 2 подрядчика ИП Вязьмин и ИП Саунина. Раньше система отлова была двухступенчатой: отловщики занимались непосредственно отловом и транспортировкой собак, а стерилизация и вакцинация были уже задачей ветеринарной клиники. Однако с 2020 года правила изменилось, и теперь весь перечень обязанностей лежит полностью на отловщиках: в пункт передержки собак приглашается (чаще всего уже имеется в штате) ветеринар, который и проводит операции.

Отношение к этому нововведению двоякое: волонтеры видят за этой реформой новые сложности контроля деятельности отловщиков. Но Наталья Саунина, один из подрядчиков по отлову животных, убеждена, что такое нововведение значительно облегчает жизнь, т.к. не приходится возить собак с места на место, а, главное, есть возможность наблюдать самому за собаками в пред- и послеоперационный периоды и делать выводы о возможности её возврата в естественную среду.

Однако следует отметить, что здесь все зависит от человеческого фактора, и подобное перекладывание ответственности целиком на подрядчиков подразумевает веру в их порядочность и чистоплотность. Но ситуации бывают разные: ИП Гриднева и до введения этого новшества стерилизовали животных не в клинике, а в СХИ на ветеринарном факультете.

Есть и еще один слабый пункт у системы ОСВВ - это выбор подрядчика.

О реализации программы ОСВВ в Воронеже мы побеседовали с Татьяной Карловой (приют «Верность»)

-Как вы относитесь к этой программе?

-Да отлично! Но это в теории…

-А на практике?

-На практике все плохо проходит: собаки выпускаются не на месте обитания, их выкидывают абы куда. То есть отлавливают, например, в Центральном, а выпускают подальше - в Железнодорожном. Проблема еще в том, что нельзя выпускать собак стаями, как это делается.

-А для домашних собак нет риска попасть к отловщикам?

-Люди, выпускающие собак в частном секторе, не понимают, что ставят собак своих под серьезную опасность: недобросовестные отловщики животных вполне могут прихватить их вместе с бродяжками, несмотря ни на ошейник, ни на что...

-А зачем им это надо, если они видят, что собака породистая?

-Так ведь деньги! Каждый подрядчик обязан по контракту поймать в районе определенное кол-во собак, если ты недобрал число собак, денег тебе заплатят меньше. Но дикую собаку поймать очень сложно, особенно в сельской местности: за ней еще час по полям бегать придется. А домашнего, пусть даже алабая, можно за загривок спокойно в машину запихнуть, потом его быстро стерилизовать, бирку нацепить - и готово.

-Как проходит выбор подрядчиков по отлову в городе?

-Объявляют аукцион, и подрядчиком становится тот, кто прошел тендер.

-То есть тут вопрос чисто денежный?

-Ну в целом да.

Юрий Вязьмин убежден, что отловщики не только не могут обогатиться на собаках, но и даже вынуждены терпеть убытки и уходить в минус:

-Смотрите, мы же вынуждены за свой счет оборудовать пункт передержки, за аренду платить очень дорого, приходится чаще всего базироваться в каком-то заброшенном здании.

-Но вам же выделяют 8 миллионов на отлов.

-Кому 8 миллионов? 8 миллионов выделяется на весь город Воронеж. А вы сравните с той же Москвой, где на отлов собак распределяется миллиард. Кроме того, деньги мы получаем уже непосредственно после всей процедуры с собакой: то есть после предоставления видеоматериалов о ловле и выпуске на том месте, где поймали.

-Почему тогда люди жалуются на большое скопление собак на окраинах города, куда, как возникает предположение, вы и свозите собак?

-Этого я не знаю: даже если жители какого-то двора просят нас не привозить им собак обратно, мы все равно вынуждены это сделать, потому что все фиксируем на видео. Другое дело, что люди сами пытаются избавиться от собак.

-То есть Вы полагаете, недовольные жильцы сами на необорудованных машинах свозят животных к окраинам?

-Ну а как это еще объяснить?

-А сами Вы считаете правильным выпуск собак на той же территории?

-Да, это разумно. Я согласен, на той же 45-ой Стрелковой дивизии переизбыток бродячих псов, но ведь если их оттуда убрать, придут другие! А так эти стерилизованные, охраняют свою территорию и новых собак на неё не пустят. А собачий век короток, так что потерпеть немного их лай вполне возможно.

- Два подрядчика по отлову животных на Воронеж - это достаточно?

-Я думаю да. Просто нужно не торопить события. Люди как думают: вот они вызвали отлов, и мы в тот же день, в крайнем случае через 2 дня, должны уже приехать. Но у нас таких заявок в день по несколько штук - физически невозможно успеть. А так, если мы будем потихоньку выполнять поставленный план, проблема постепенно решится. Но она не может решиться разом!

ОСВВ - гарантия от щенков или имитация?

Паблики Воронежа кишат свидетельствами очевидцев о собачьих свадьбах животных с бирками. Такие факты нередко заставляют усомниться в эффективности системы ОСВВ.

Так реально ли существует угроза собаку “недостерилизовать”? Или это все байки?

Проблема в том, что в договоре между ИП, занимающимися отловом, и заказчиком нет четкой прописи о том, какую операцию собакам должны делать: стерилизацию или кастрацию, поэтому решение остается на совести ветеринара. Разница заключается в том, что стерилизация - это не полная ликвидация половой системы, как при кастрации, зато она обходится гораздо дешевле, но сохраняются риски если не восстановления репродуктивной способности, то по крайней мере течки.

К ИП Вязьмину у некоторых волонтеров есть претензии по поводу неполноценной стерилизации собак, после которой им приходилось проводить повторную операцию. Сам Юрий Александрович эту ситуацию объясняет так:

-В исключительных случаях, когда собака еще молодая, нет возможности добраться до её яичников и ради сохранения её жизни приходится от этого отказаться. Но такие случаи, повторюсь, единичны.

-То есть у вас были такие собак?

-Не больше 2-3. Вы понимаете, что через меня прошло уже больше 1200 собак, и бывают случаи, но не у меня, а у моих сотрудников, когда не получается целиком вырезать половую систему. Но даже в таких случая собака неспособна заводить потомство.

-Вы говорите, что по каждой собаке вы отчитываетесь видео, где зафиксирован и её отлов, и выпуск. Но какая организация сможет отсмотреть 1200 видео?

-Ветнадзор. У них с этим строго.


У Гридневых

В этом году стараниями зоозащитников ИП Гриденева не был допущен в город, т. к. в ноябре 2020 в их пункте отлова в Семилуках были обнаружены жуткие условия содержания собак: они сидели на цементом полу, кормили их хлебом, в одном из вольеров вообще находился мертвый пес. После такого грандиозного скандала, освещенного СМИ, Гридневым пришлось перейти на отлов по области и даже переехать на новое место временной передержки собак.

Теперь волонтерам стало еще труднее проконтролировать их деятельность из-за банальной нехватки времени - доехать до них непросто.

Мы решили съездить к супружеской чете и обговорить вопрос на месте.


Сейчас приют временного пребывания собак находится на территории бывшего кирпичного завода: тут сразу несколько зданий, и все давно используются не по назначению. Там - мойка для машин, здесь - сварщики, здесь - приют. Наталья моет многочисленные собачьи миски, горестно вздыхает:

-Вот был раньше завод: у людей была работа, а теперь развалили все: и страну и завод. Жалко…

-Наталья, а у вас самой не было желания бросить заниматься отловом собак после скандала?

-Было. Ну а куда я устроюсь в 46 лет? И потом, вот все только говорить любят, что вы, мол, деньги на собаках зарабатываете, а мы, между прочим, никаких денег не получим, пока не предоставим видео с изъятием и выпуском собаки на той же местности! А если выпустим не там, где взяли, то и денег соответственно никаких не получим.

-Сколько лет уже Вы занимаетесь отловом?

-15 лет. Сначала муж занимался, потом и я стала.

-А до изменения законодательства вы занимались и отстрелом?

-Ну да, занимались. Но это же по закону все было.

-А как Вы объясните, что имеются сведения, что ваш муж занимался отстрелом и уже после принятия закона?

-Ну что я могу сказать… Это просто придумывает кто-то непонятно зачем.

-А у вас остался какой-то долг перед администрацией? Вы же, получается, не выполнили условия контракта?

-Да какой долг? ! Мы исправили все нарушения - и все! Люди еще так рассуждают, как будто мы миллионы тут загребаем: никто же расход не подсчитывает: а собаку и отловить надо, и кормить в течение 20 дней (собака на передержке 10 дней до операции и 10 после - прим.). И характер работы, посудите сами: сегодня вот вставали в час ночи, потому что собак надо было выпускать обратно, а их же перед этим усыпить надо, заснять все это на видео, пока туда – сюда, в 4 утра выезжаем, к 6 только возвращаемся. Вы сами были, видели, что они там уже кучки наложили: это ж не наубираешься.

-А могу я поговорить с ветеринаром, который проводит операции собакам?

-Для чего вам это надо? Зачем человека беспокоить?

-Многие волонтеры подозревают, что на вашем пункте передержки операции проводите вы сами…

-Да что это за ерунда такая, кому надо такое придумывать?

В общем, до разговора с ветеринаром дело не дошло. Поговорить с Александром Гридневым тоже, мягко выражаясь, не получилось. На повышенных тонах он сообщил мне, что не обязан давать никакие комментарии и координаты их ветврача. К сожалению, поймать отловщиков за руку во время операции практически невозможно и доказать отсутствие ветврача тоже, но я надеюсь, что ветслужба Воронежа обратит внимание на эту ситуацию и даст свой комментарий, который, возможно, разрешит все сомнения благополучно.

Потому что с того звонка меня не оставляет мысль, что с ветеринаром их я не увижусь просто потому, что я с ним уже и поговорила.


А как же контролирующее органы?

Татьяна Карлова:

-Контроль? Даже смешно. Хотя нет, вот недавно ко мне ветеринарный надзор заявился - проверять условия содержания собак. Но я их даже в ворота не пустила. Ничего себе - у меня тут частная территория, я за свой счет помогаю государству, всех собак сама стерилизую, а они еще и меня проверять приехали! Ни копейки в жизни не дали, ничем не помогли, ничем! А вот, пожалуйста, проверяют.

Вообще, с помощью администрации волонтерам дела в городе обстоят неважно. Формально помощь вроде бы и предлагается, но по факту владельцам приютов выставляют условия, которые принять нет возможности.

Именно на этой почве и родился конфликт Юрия Шамарина и администрации города, которая предлагала стерилизовать его собак. Юрий Иванович понимал, что его собаками чиновники скорее всего хотят прикрыть недостающее кол-во отловленных по городу бродяжек. Но даже на такой компромисс он пойти был бы готов, если бы отловщики пообещали не ставить бирок его собакам, т.к. если сама бирка плохого качества, ухо в конце концов может загнить до такой степени, что понадобится ампутация. Однако администрация навстречу руководителю самого большого приюта в Воронеже не пошла.

Возникают проблемы и в недопонимании руководителей приютов с представителями администрации, из-за чего как обычно страдают животные.

Так, например, зоопансионат “Альма” столкнулся с крайне неприятной ситуацией. Начиналось все хорошо: волонтер помогала приюту на протяжении полугода c бесплатной стерилизацией животных, однако 26 мая 2021 взятые из приюта щенки были доставлены подрядчиком не обратно в приют, а выпущены прямо на улицу в нескольких остановках от места. Хотя Анна на звонки из приюта отвечала, что щенки будут доставлены к ним в более поздний срок. Два щенка с горем пополам смогли добраться до приюта, а третий пропал где-то в переулках: последний раз его видели бегущего по дороге с перебитой лапой, но сотрудники приюта все-таки не оставляют надежды его найти и продолжают публиковать в сети объявления.


ЧТО МОЖЕТ СДЕЛАТЬ КАЖДЫЙ?

Несмотря на разные точки зрения и взаимные претензии, и волонтеры, и подрядчики по отлову животных видят только одно решение проблемы: домашних собак нужно стерилизовать. Идеальным решением была бы стерилизация и кастрация животных для граждан на бесплатной основе, то есть за счет государства, т. к. статистика показывает, что в основном от стерилизации люди отказываются по причине её цены, которая варьируется в пределах 9000 рублей.

Проблема уличных собак будет постепенно решаться, но эта борьба будет длиться с прогрессией в бесконечность, пока люди не перестанут выбрасывать вновь появившихся щенков домашней собаки.

Наталья Саунина:

-Сейчас народ гуманнее пошел, если раньше в деревнях проблему переизбытка собак люди сами решали: щенков новорожденных топили или закапывали, то теперь людям хочется быть «добрыми» за наш счет. Они этих щенков выбрасывают в лесoполосе или отдают перекупщикам на рынок. А перекупщики, если не могут в течение какого-то времени приплод продать, так же избавляются от них в каком-нибудь пригородном лесочке, и все начинается сначала.

Кроме того у стерилизованного животного не только пропадает риск заразиться какими-то болезнями в случайных вязках, но и увеличивается продолжительность жизни на 2-3 года.

P. S.

-Вы занимаетесь собаками уже больше 20 лет, государство за это время не предприняло почти никаких шагов к исправлению ситуации, не было ли желания все бросить?

Юрий Иванович Шамарин (приют «Дора»):

-Бывает, приходили мыслишки. Но я их называю паскудные. Еще же жена, бывает, по вечерам ворчит: ”Как мы все это потянем, собак привозят все чаще и чаще, а у нас рук больше не становится и т.д.”…Но я в таких случаях всегда папу своего вспоминаю: ”Глаза бояться, а руки делают”. Сто раз было, что отчаянное положение: вот реально на утро собак кормить нечем и думаешь: “Да пропади все пропадом”. А тут кто-то звонит: “Юрий Иванович, мы вам крупу везем”. И второе дыхание открывается.


Татьяна Карлова (приют “Верность”):

-Бросить все? Да нет, откуда такие глупости. Посидишь, поплачешь да и примешься опять за дело. Они-то, животные, не виноваты, что все так неудачно для них складывается. Мне и когда звонят просят собаку взять, хочется порой отказать, сказать: “Сами разберитесь хоть раз!”. Но потом ведь понимаешь: “Ладно, если ты человеку откажешь. Но ты же собаке отказываешь!”.

Совет, как защититься от стаи собак

-Если стаю видно вдалеке, то есть смысл грозным голосом прикрикнуть, чтобы они и приближаться не решились. А если собаки уже бегут на тебя, то главное - это не дать им окружить себя, т.к. они кусают только со спины. Тут важно понимать, собаки изначально не нападают, а просто охраняют свою территорию, то есть они подходят изучить новый объект, и если понимают, что он сильнее их, уходят. А если чувствуют страх у человека-то, могут, конечно, и проявить себя. Нужно просто стоять без движения, желательно разговаривать с ними: если голос громкий, то грозно, если мягкий, то ласково, успокаивающе. Собаки понюхают и уйдут. Можно, разумеется, чем-то угостить - если найдется сосиска под рукой, но вообще самое главное и простое - это не замечать их, или хотя бы сделать вид, что не обращаешь на них внимание. 

Екатерина Лымаренко

Новости на Блoкнoт-Воронеж
1
7

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

v2