Воронеж Воскресенье, 03 марта
Общество, 25.08.2023 12:00

От чего умирают наши девочки с каре: «Блокнот» поговорил с воронежским наркологом о мефедроновой эпидемии

На злобу последних лет.

В последние 8 лет в информационном пространстве появляется все больше одиозных наркотических историй. Малолетняя Юлия Финесс проводит прямые эфиры, эпатируя публику выходками «под кайфом». Врывается с ножом во «Вкусно и точка», оскорбляет случайных прохожих, плюется в незнакомцев, а затем десятки тысяч людей наблюдают за последствиями такой жизни – падением из окна, рехабами, долгими и безуспешными попытками прийти в себя. 

YouTube пестрит сотнями видео под заголовками: «Мефедрон, встреча со смертью», «Ужасы солевого дня рождения», «Ослеп на приходе», «Паша под солью откусил себе палец». Всё это – интервью с наркозависимыми. Каждое из них набирает сотни тысяч просмотров. Также появляется, наверное, первый нарколог-звезда Василий Шуров, который публично проводит беседы с наркоманами, севшими на систему. 

В telegram набирают популярность наркоблоги-ежедневники, где зависимые делятся тем, как выглядит их жизнь изнутри.

Начинаются они с разных впечатлений и эмоций. Но заканчивается все непременно вот так:

«В одиночестве я заколол себя почти до смерти. Я больше не зажимаю ранки от уколов, чтобы останавливать внутреннее кровотечение из глубоких сосудов. Вокруг паркет залит кровью. Последние несколько дней я колол себе антикоагулянт и принимал аспирин. Были все шансы истечь кровью до гибели организма. Глаза уже ничего не видят. Шприц вывалился из рук, я дошел до дивана и позвонил в скорую. Был понедельник, середина дня».

Или вот так:

«Сегодня пятый день без метадона. Я живу у друзей, которые верят, что я смогу бросить. Утром проснулся от того, что не мог удобно лечь в кровати, болела спина, и любая поза вызывала боль».

О том, что происходит, чем отличаются новомодные наркотики и как выбираться из ямы, мы поговорили с заведующим отделением профилактики и лечения наркомании Областного наркологического диспансера Евгением Черницким.

 

Дизайнерские наркотики – что это такое и с чем это едят (но вы не ешьте)

— Чем новые дизайнерские наркотики отличаются от старых?

— Само понятие «дизайнерские» наркотики – это фишка продавцов и производителей наркотиков. То, что они «дизайнерские», не значит, что это эксклюзив для покупателей. Просто с помощью изменения химической формулы проще уйти от уголовной ответственности. Они очень легко синтезируются, и заменив буквально 1 какой-нибудь радикал, можно уйти от ответственности, потому что новое вещество не будет значиться в списке запрещенных. Сбывается такой «товар» как правило в качестве курительной смеси, соли для ванн или удобрения для растений.

— И правда получается уходить от ответственности?

—Да. Вот и вся «новизна».

— Раньше считалось, что нет ничего страшнее, чем сесть на героин. В связи со всеми этими «новинками» такие представления актуальны?

— Сейчас более популярны синтетические наркотики. Они дешевле и чаще встречаются в продаже. И употребляет их в основном молодежь, начиная с подросткового возраста. Основной возраст наших пациентов – до 35 лет максимум.

— Они рассказывают вам о том, как подсели?

— Да. Зачастую первый раз люди употребляют наркотики под воздействием алкоголя, на молодежных тусовках, на дискотеках, в ночных клубах. Там, где драйв, где атмосфера располагает к веселью. В таких местах пруд пруди этого добра.

 

Раньше било по телу, теперь больше по мозгу

— Все мы наслышаны после 90-х об историях с гниющими руками и ногами от употребления опиатов. А к чему приводят в конечном итоге стимуляторы вроде мефедрона?

— Истории с гниющими руками – это последствия от так называемого «Крокодила», производного от дезоморфина. Это страшная вещь. Но современные, как вы говорите, «дизайнерские» наркотики ничем не уступают этому. Если в том случае мы видели поражение тела, то здесь происходит самое страшное – поражение мозга. Человек теряет контроль над собой, поражается психика, люди испытывают галлюцинации.

— Уже без наркотика?

— Да. Если после употребления, например, героина, снять ломку, то человек в плане умственных способностей приходит в норму. А если человек употреблял синтетику, и его «кроет» семь, десять дней – амбулаторное лечение вообще бесполезно. Только в изоляцию, в стационар, под наблюдение психиатров.

— А такими веществами можно до летального исхода наколоться?

— Вполне. Этих веществ много на рынке, и когда наркоман пробует что-то новое, еще не зная своей дозы, может получить передозировку. Это не редкость.

 

«Они уже даже не знают, как вообще жить без них»

— Если человек употреблял несколько лет, у него есть шанс полностью восстановиться?

— Есть. Но родственники наивно полагают, что, пройдя курс лечения, наркозависимый сразу становится здоров. К сожалению, такого не происходит.

Во-первых, наркотики начинают употреблять очень рано по сравнению с алкоголем. Алкоголиками в зрелом возрасте становятся, когда есть уже и профессиональные навыки, и семья, и какие-то социальные связи. А наркоманами становятся так рано, что еще нет ни моральных ценностей, ни привязанностей, ничего. И вернуться назад в социум наркозависимым очень тяжело. Зачастую, освободившись от наркотика в крови и придя в себя, они вновь по возвращении домой употребляют наркотики. Они уже даже не знают, как вообще жить без них. Поэтому нужна длительная реабилитация, чтобы научиться жить без наркотиков. Минимум 60 дней. А рекомендуется и вовсе до года.

— Как пациенты попадают к вам?

— Их приводят. Правоохранители, члены семьи. Человек даже не замечает, что он болен. Вот, что самое страшное и самое сложное. Все вокруг видят, что он болен, а он говорит: "Да нет, ребята, со мной все в порядке, это моя жизнь, и мне в этом состоянии хорошо".

— Может быть, к вам не приходят сами, потому что боятся на учет попасть?

— Когда у человека стоит вопрос жизни или смерти, лечиться или умирать - тут уже не до размышлений об учете. Я считаю, что постановка на учет необходима. Государство ограждает людей от опасностей. Никому не хочется попасть под колеса человека, который сидит за рулем в состоянии наркотического опьянения. Или ехать в маршрутке, которую ведет человек под кайфом. И везет целый автобус пассажиров. Да и у самого наркозависимого появляются реальные возможности для лечения.

 

Существуют ли бывшие наркоманы и безопасные наркотики?

— Правда, что бывших наркоманов не бывает, и с тягой придется бороться всю жизнь?

— Есть случаи, когда после реабилитации люди начинают получать удовольствие от нормальной жизни. Заводят бизнес, кто-то находит себя в семье. Опыт показывает, что наркомания – это болезнь праздности. Люди занятые очень редко попадают в наше поле зрения. В основном молодежь, которую родители обеспечивают, что называется, до гробовой доски. А детям что остается делать? Им остается веселиться и ловить кайф от этой жизни. А где кайф, там и наркотики.

— Существуют ли безопасные наркотики?

— Нет.

 

Легалайз и программы снижения вреда

— В некоторых странах, например, легализуют марихуану. Как к такому относитесь?

— У нас нужен категорический запрет. Нельзя легализовывать наркотики, потому что это искушение для человека.

— Могут ли легкие наркотики стать трамплином к употреблению тяжелых?

— А так и происходит. У каждого из нас есть инстинкт самосохранения. Так просто взять и залезть иглой в свою вену – страшно. Человек приходит к этому постепенно. Начинается все с курения марихуаны и нюхания солей. А где коготок увяз – там всей птичке пропасть.

— Среди ваших пациентов попадались драматичные истории? Когда мама маленьких детей употребляет, к примеру.

— К нам достаточно часто поступают люди по направлению ПДН. Ставится вопрос о лишении родительских прав, и молодая мама поступает к нам. Порой это является большим стимулом к тому, чтобы завязать.

— Перейдем к полезной части. Подскажите нашим читателям, как родителям распознать, что их ребенок начал что-то употреблять?

— Родитель же знает своего ребенка с момента рождения. Изменения в поведении, виртуозная лживость, деньги начинают пропадать, наркотики же на что-то нужно покупать. Ночной образ жизни, подозрительные друзья, долги – родители думают, что это все самим собой пройдет. Но тревогу нужно бить сразу.

— Существуют фонды, которые занимаются бесплатной раздачей шприцев наркоманам, выдают «антидоты» от опиатного передоза и прочие вещи, которые нужны для того, чтобы люди, которые уже колются, не умирали от болезней. Такая практика полезна для общества?

— Это называется программа по снижению вреда. Там, кроме раздачи шприцев и прочего инструментария, была еще и попытка внедрения синтетического заместителя опиатов – метадона. Только хрен редьки не слаще, это не решение проблемы. Об этом говорит и опыт стран, которые пошли таким путем.

— Если среди наших читателей есть человек, который задумывается о том, чтобы попробовать что-то запрещенное, что бы вы ему сказали?

— Пусть подумает еще 7 тысяч раз.

 

Отметим, что сам Евгений Черницкий не считает, что Россия переживает вторую волну повальной наркомании. Напротив – в беседе он настаивал на том, что употребление наркотиков становится все менее популярным. Люди, особенно молодежь, все больше занимаются спортом, ведут здоровый образ жизни. Наркоманом быть не модно.

Хорошо, если это правда, и наружу выпирают лишь редкие случаи.

С вами была редакция «Блокнота». Желаем вам вечного сияния чистого разума. В прямом смысле этих слов.

Александр Ежевский



Употребление наркотиков опасно для жизни
Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Лица нашего города  
5
0