Воронеж Вторник, 22 Сентября
Общество, 04.08.2020 21:03

Сколько раз наступала на грабли Татьяна Зражевская

Уполномоченный по правам человека (УПЧ) Татьяна Зражевская продолжила заочную полемику с «Блокнот Воронеж» по поводу своей многотрудной деятельности.

Руководитель аппарата УПЧ Владимир Белоножкин опубликовал на сайте УПЧ уже третью филиппику по следам наших публикаций с ядовитым названием: «Блокнот Воронеж» продолжил путешествие по граблям».

Реакцию аппарата УПЧ вызвало очередное обращение правозащитника Игоря Юршина в рубрике «Хочу сказать». Напомним, по словам правозащитника, в начале своей карьеры в качестве уполномоченного по правам человека Татьяна Зражевская оставалась заместителем директора АУ «Институт регионального законодательства» и «может быть, по чьему-то предложению или в силу своего характера» ввела свой «ИРЗ» в состав соучредителей ОАО «Жилой квартал», а вскрылась эта история в связи с резонансным скандалом вокруг обманутых дольщиков «Жилого квартала».

- В этот момент Татьяна Дмитриевна давала показания в прокуратуре, что там происходило - точно неизвестно, но Зражевская вышла сухой из воды, - сообщил Игорь Юршин. - На должность УПЧ она попала благодаря председателю облдумы и губернатору, и, я так думаю, до сих пор продолжает работать в их интересах…

Далее правозащитник ещё раз подчеркнул свой основной тезис, что Татьяна Зражевская должна была покинуть свой пост ещё 2 года назад - по достижении ею 70-летнего возраста, но сегодня ни спикер Нетёсов, ни губернатор Гусев не пошевелили и пальцем, чтобы заменить на «более компетентного человека, который бы действительно защищал права граждан».

Это выступление и было названо в аппарате УПЧ путешествием «Блокнота» по граблям. Ну, грабли так грабли. Вероятно, воспоминание о славном «Институте регионального законодательства» вызывает у Татьяны Зражевской именно такие ассоциации. Пусть автором материала на сайте УПЧ значится господин Белоножкин, мы же понимаем, что писал рукаппарата под диктовку почтенной Татьяны Дмитриевны. Можете прочитать полностью опус Зражевской-Белоножкина, перейдя по ссылке.

Кстати, заодно, наконец, проясняется, чем занимается в своё рабочее время уполномоченный по правам человека Татьяна Зражевская вместе со своим аппаратом.

- Облегчим тяготы заявленного изданием «журналистского расследования» предоставлением объективной информации, - говорится в статье на сайте УПЧ и приводится несколько как будто объективных фактов.

«Блокнот Воронеж» охотно принимает помощь, равно как и вызов от УПЧ Татьяны Зражевской. Тем более, что написание и опубликование заметок - это наша профессиональная задача. Однако мы, журналисты, отдаём себе отчёт, что не являемся знатоками в сфере учреждения АУ типа «Институт регионального законодательства» и ОАО наподобие «Жилого квартала». Поэтому, раз завязалась такая дискуссия, просим Татьяну Зражевскую вместе с её аппаратом ответить на ряд (возможно, наивных) вопросов, родившихся в ходе нашего предварительного расследования.

Вы заявляете, что Институт регионального законодательства» (ИРЗ) был введен в состав его (Жилого квартала) учредителей как представитель областных государственных органов (с долей 10%) по решению Воронежской областной Думы - учредителя ИРЗ.  

Первый вопрос. На каком заседании областной Думы (конкретный документ, дата) и каким количеством депутатов ИРЗ был введен в состав учредителей «Жилого квартала»? Если можно, предоставьте ссылку или скан соответствующего документа. СМИ, которое проводит расследование, просто не может себе позволить роскошь - верить на слово. К тому же сомнения в вашей, Татьяна Дмитриевна и рукаппарата Белоножкин, информации рождаются при самом поверхностном анализе текста.

Например, вы пишете, что ИРЗ был введён в состав учредителей «Жилого квартала» с долей 10%. Однако доля ИРЗ не 10%, а всего 10 тысяч рублей при уставном капитале «Жилого квартала» в 3,5 млн рублей.


Второй вопрос - можете предоставить редакции правоустанавливающие документы ИРЗ, зарегистрированного нотариусом Иваном Сергеевичем Мартиросяном? Есть информация, что, по сути, данный Институт был частной фирмой Татьяны Зражевской, созданной на базе ВГУ и получавшей заказы от облдумы, которые исполнялись также с использованием ресурса ВГУ. Причём тогдашний губернатор Иван Шабанов из личного расположения оказывал поддержку ИРЗ Татьяны Зражевской.

Если всё это верно, то решение войти в состав учредителей ОАО «Жилого квартала» представляется как личная инициатива омбудсмена. Хотя понимаем, что «как представитель областных государственных органов» звучит куда солиднее.

Идём дальше. Вы пишете:

 - Уже в 2009 году ИРЗ в числе учредителей ОАО не значился. Соответственно, после назначения на должность омбудсмена в 2011 году Т.Д.Зражевская никак не могла «ввести данное учреждение в состав соучредителей ОАО «Жилой квартал». Кроме того, после назначения она оставила пост директора ИРЗ и некоторое время была лишь его научным руководителем на общественных началах. 

То, что в 2009 году ИРЗ не значился в числе учредителей надо ещё проверить, до этого ведь он вполне себе значился.

Однако наш третий вопрос о другом:

- Какое именно «некоторое время» Татьяна Дмитриевна совмещала пост «научного руководителя ИРЗ на общественных началах» с руководством УПЧ, был ли период, когда Зражевская получала зарплату и тут, и там?

Тем более, что, по нашим сведениям, присказка «на общественных началах» появилась позже. Источники сообщают, что несколько лет Татьяне Дмитриевне удавалось совмещать и должность Уполномоченного, и завкафедрой ВГУ (до мая 2013), и научного руководителя ИРЗ как бы «на общественных началах». То есть три (!) руководящие должности. Хотя областной закон об уполномоченном по правам человека в Воронежской области запрещает выполнение Уполномоченному иной работы, кроме научной, творческой и преподавательской. Злые языки говорят, что подобное совмещение должностей имеет место и сегодня. Но мы злым языкам верить не будем, ведь у нас есть счастливая возможность спросить внимательного к нашим публикациям воронежского омбудсмена лично и публично.

С вопросами пока всё.

В финале данной части нашего марлезонского балета позволим себе осторожно заметить - всё-таки не красит уполномоченного по правам человека устраивать на собственном сайте истерику по поводу «анонимщиков» и «баек из склепа». Особенно, когда сама омбудсмен, спрятавшись за г-на Белоножкина, диктует нам ответы.

Однако, если вы горячо взыскуете обращения к вам от конкретного имени и фамилии, то - пожалуйста.

Знакомый вам по университету и нашим читателям по истории с предполагаемой афёрой вокруг Дома Бунина юрист Василий Шлыков просит передать главе УПЧ по Воронежской области следующее:

- Дважды я обращался к Татьяне Зражевской с просьбой помочь в реализации конституционного права на судебную защиту моего доверителя Виктора Тригуба, когда исполнительная власть региона не исполнила решение Центрального райсуда, который мы выиграли. Я записывался на приём к Татьяне Зражевской, но она уклонилась от встречи со мной. Считаю, что тем самым она прямо способствовала героизации фашизма и мне стыдно, что я когда-то с этим человеком был знаком. Её мама - фронтовичка, отец - генерал Советской армии, я видел Зражевскую в колонне Бессмертного полка, когда нёс свои портреты, и был сначала шокирован её упорным увиливанием от прямой работы уполномоченного по правам человека. Но теперь понимаю, что Татьяна Зражевская всегда видела свою работу только в том, чтобы обслуживать любую власть.

По версии юриста Василия Шлыкова, действующего в интересах проживающих в «доме Бунина» пенсионеров, под видом расширения музея Бунина к великому писателю в качестве «Троянского коня» подселили (вписали в охранное обязательство) фашистского пособника Владимира Петровского. Конечная цель данной схемы, по словам Шлыкова, «отпраздновать юбилей, затем снять предмет охраны, передать недвижимость муниципалитету и продать».

К слову, данное отступление служит хорошим комментарием к упорному нежеланию омбудсмена отвечать «Блокноту» о том, что удалось сделать на посту УПЧ. Прав юрист Василий Шлыков или не прав в своём расследовании спецоперации с Домом Бунина, но разве помочь его доверителю - пенсионеру Виктору Тригубу - не прямая обязанность уполномоченного по правам человека? Если нет, то зачем, извините, этот УПЧ, вообще, нужен?

А вы говорите - грабли… Наверное, на них не наступает тот, кто совсем ничего не делает.

Редакция «Блокнот Воронеж»

Новости на Блoкнoт-Воронеж
Персоны: Татьяна Зражевская
2
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое