Воронеж Среда, 07 декабря
Общество, 24.11.2022 09:00

Ва-банк: Бавыкин и Васькова сливают всю систему продажных выборов в Воронеже

Вчера, 23 ноября, в Коминтерновский райсуде подтвердилось всё то, о чём ранее догадывались добрые жители Воронежа.

Так называемое дело Бавыкина-Васьковой о мошенничестве на выборах – только подшипник в общей подвижной конструкции, куда входят все от УИК до руководства на площади Ленина и воронежской «Единой России».

Понятно, почему мэр Кстенин и спикер горДумы Ходырев не смогли явиться в суд для дачи показаний. По крайней мере, последнему, если бы он был вынужден говорить «только правду и ничего кроме», пришлось бы признать себя одним из главных кураторов системного мошенничества на выборах в 2020 году.

Это стало очевидно из записи прослушки УФСБ участников процесса, которые прямо из томов уголовного дела зачитал адвокат экс-вице-мэра Бавыкина Андрей Рябов. 

Увы, на этот раз телевидение проигнорировало судебное заседание: лица подсудимых, адвокатов, прокурора, судебного секретаря и даже самой судьи Юлии Воищевой временами стоили того, чтобы быть запечатлёнными для истории.

 Особенно, когда адвокат вынужден был пропускать слова, стоявшие в записи рядом с именами первых лиц города и области. Выглядело это так: «передать Нетёсову (нецензурное слово) и (нецензурное слово)». Или – «звонил сейчас (нецензурно) Ходырев (нецензурное слово) и (нецензурное слово)».

Напомним, спикера облдумы Владимира Нетёсова в Коминтерновском райсуде тоже не дождались; прокурор зачитала его показания во время предварительного следствия. Теперь после обнародования в суде записей прослушки показания Нетёсова, все его «Бавыкин не подходил ко мне с вопросами, и мы такое не обсуждали» можно смело сливать в унитаз.

Чтение заняло около 2 часов. Более десятка разговоров (по мобильным, и в кабинете Юрия Бавыкина, в том числе, в ходе застолья) позволили присутствующим в суде заглянуть в изнанку, скажем так, избирательной системы Воронежа.

Первая расшифровка касалась разговора Бавыкина и Васьковой за несколько дней до выборов 11-13 сентября 2020 года. Тогда, напомним, Юрий Бавыкин работал главой Коминтерновского района, а Светлана Васькова была его замом, как ранее и в Левобережной управе.

Речь шла о гордепутате от «Единой России» Сергее Кудрявцеве. По версии следствия, он и дал показания, что Светлана Васькова от имени своего шефа поручилась обеспечить ему не менее 50% голосов за 400 тысяч рублей.

В диалогах от сентября 2020 года много воды и деталей, которые непонятны без контекста (к тому же, мы сами в редакции ещё не всё расшифровали). Поэтому пока дадим часть из услышанного и записанного журналистом «Блокнот Воронеж».

Бавыкин: - Да этот Кудрявцев уже (нецензурное слово).

Васькова: - Угу…

Чуть позже она же: - Помните, как Климова к нам прислали, тоже сидел тут и говорил, что чист. А потом такое…

Бавыкин: - В конторе тоже не дураки сидят, так что пусть радуются, что их не (нецензурное слово).

Другой разговор, те же собеседники.

Бавыкин: - В понедельник с Нетёсовым договорился, он всё вырулит… (нецензурное слово) Они даже как при Макине не делают, а я потом буду …словно это моя была кампания (по контексту – избирательная). Просто скоты, живут 90-ми годами.

Васькова: - Не, в 90-е они хотя бы морды били, а теперь, вообще, все на лайте…

Бавыкин: - Вот (нецензурное слово) мне какие-то их вопросы. (нецензурное слово) депутаты (нецензурное слово). И Жогов такой же.

Чуть позже: они только после второй бутылки начинают вопросы решать…

Третий разговор. Те же собеседники.

Васькова: - Мне уже позвонил Пинигин, сказал, что торт купил…

Далее из контекста будет понятно, что «килограмм конфет» у собеседников означал миллион, «граммы конфет» – тысячи рублей. Что такое «торт», редакция затрудняется наверняка сказать.

Бавыкин: - Скажи ему, что мы отработали по Губиной. А те (неразборчиво) пусть до Нетёсова донесёт.

В следующем разговоре (уже после выборов) к собеседникам присоединяются депутат горДумы Александр Жуков и кандидат в депутаты Елена Губина. В кабинете идёт пересчитывание денег. Звучит, что «один наблюдатель стоит 66 тысяч», «у Губиной всё по 5 тысяч».

Жуков: - А мне можно такими же?

- Вам? Нужно!

Жуков обещает перецеловать всех председателей УИК, а особенно главу Коминтерновской ТИК Юлию Тищенко. Губиной советуют тоже не отставать, учиться целовать трудящихся. «И вообще, не забывайте наш район, вы – красивая, много можете сделать».

Жуков: – Э, что за дискриминация…

Рвётся целовать всех подряд.

Елена Губина обещает в будущем стать такой же «опытной», как депутат Жуков, но «пока стесняюсь».

Все довольны друг другом.

Далее идут примечательные слова Васьковой: - У нас голосов за «Единую Россию» всего 11% (по официальным данным - 37% - ред.) и по-настоящему ни один депутат-одномандатник не прошёл. Кроме Александра Алексеевича (Жукова - ред.).

Обращается к нему: «вот вы бы один прошли».

Бавыкин: - А больше никто бы не прошёл!

После заседания Юрий Бавыкин подтвердит журналисту, что 11 процентов - это был реальный потолок для ЕР в городе. А ведь, учитывая, что среди «потерпевших» по делу Бавыкина-Васьковой был левобережный депутат Александр Чуфинев (принёс 2 кг конфет), Юрий Николаевич может отвечать за среднюю температуру ЕР по всему Воронежу. В общем, вовремя мэр Кстенин расстаётся с горотделением ЕР, сейчас даже по краю процесса лучше не проходить.

Далее на записи идёт речь о «двух комиссиях» (УИК?), которые готовы писать заявления, если их «партия не защитит».

В другом месте Бавыкин говорит: «Нам поставили задачу, мы эту задачу выполнили».

А Васькова, когда они остаются наедине и выпивают, замечает:

- Депутаты Коминтерновского района у вас должны в ногах валяться (в районе у ЕР второй результат по городу после округа Ходырева, который сам «что надо вложил»).

Васькова позволяет себе помечтать: «А вот бы хоть раз у нас прошли честные выборы, все бы тогда увидели…».

Другая запись. То ли Бавыкин передаёт слова Ходырева, то ли он сам звонит фигурантам (из чтения адвоката было не очень понятно).

- (Нецензурное слово) Ходырев спрашивает, вы там пьёте уже? А надо работать…

Бавыкин: - Уже всё отработали.

Васькова: - Ну что за отношение к людям, как к рабам.

Периодически собеседники вспоминают дело Макина-Селянина, которое предшествовало в Воронеже их кейсу.


В процессе разговоров обсуждаются, либо появляются сами все депутаты, фигурировавшие в качестве «потерпевших». Кроме давшего старт делу Кудрявцева, это, напомним, Александр Жуков (500 тыс. рублей), Иван Кандыбин (1 млн рублей), Дмитрий Лукинов (720 тыс. рублей), Елена Губина (455 тыс. рублей), Вадим Клецов (250 тыс. рублей), Андрей Прытыкин (250 тыс. рублей), Дмитрий Крутских (1,2 млн рублей) и Александр Чуфинев (2 млн рублей). Деньги шли как наверх, в записи звучали «Ходырев» и «Серёжа» (вице-губернатор Соколов, как позже один из подсудимых журналисту - ред.), так и вниз – всем рядовым участникам процесса.

После прослушивания складывается чёткое впечатление, что Бавыкин и Васькова занимались абсолютно криминальным, но и абсолютно для них рутинным делом. Просто модерировали процесс.

- Вы же знали, что вас пишут, но всё обсуждали откровенно, почему? – спросил журналист Юрия Бавыкина на выходе из суда.

- Знал, ну а что я такого говорил. Мне для себя ничего не было нужно, выполнял поставленные задачи.

К слову, был зачитан и короткий диалог Бавыкина с неким следователем Л. Уже после выборов 11-13 сентября 2020 года.

Следователь: - Бавыкин, миллион отдавай!

Бавыкин: – ммэ…

Обрыв разговора.

На этом драматическом моменте и мы пока оборвём своё повествование.

Невольно возникает вопрос, а почему обвинение предъявлено только Бавыкину и Васьковой?..

Продолжение судебного заседания 24 ноября, в 16:00. 

Виктор Лиходзиевский 

Новости на Блoкнoт-Воронеж
14
0
v2