Общество, 24.01.2022 09:00

«Центр Воронежа обезображен, многие здания нужно снести»: архитектор, взявший «серебро» в конкурсе в США

По итогам ежегодной международной премии в области дизайна International Design Awards (IDA) работа воронежского архитектора и директора компании Stage PR Михаила Скисова заняла второе место. С ним вместе творили Татьяна Иванова, Яна Сердюк, Виктория Масленникова, Евгений Будовский, Иван Рудь, Диана Шамардина.

«Серебро» в престижном конкурсе наш талантливый земляк с командой получил за проект мемориального комплекса для Серфсайда в штате Флорида, США. Там летом 2021 года произошло частичное обрушение жилого дома. Под завалами двенадцатиэтажки, по некоторым данным, погибли 98 человек. Поиск людей длился месяц.


О спроектированном объекте, трендах в архитектуре и нынешнем проекте в Майями Михаил рассказал в интервью «Блокнот Воронеж».

– Михаил, ваш проект занял второе место на престижной премии в США. Что это значит для воронежской компании Stage PR?

– Мы первый раз получили такую премию. Входили в шорт-листы, но наград такого масштаба ранее не получали. Архитектура – всегда была и есть пространством, которое влияет на человека или позитивно, или негативно, заряжает его энергией или, наоборот, эту энергию забирает. Участие в таких состязаниях – вызов и доказательство того, что в наших руках эта огромная сила. Признание для нашей команды значит то, что мы делаем правильные вещи и идём в нужном направлении. Хочется отметить, что это воронежская команда! Это очень важно. Ведь весь опыт мы получили в России и образование у нас российское. А если уж быть точным – воронежское.

– Расскажите про мемориальный комплекс, который спроектировали.

– На месте трагедии Серфсайе был спроектирован мемориальный комплекс в память о погибших. Сквозной комплекс расположен у входа, от которого символически растекаются трещины, приобретая разные значения. Интерьер монументального комплекса с его внутренней формой и материалами отражает чувство стеснения, испытываемое теми, кто погиб под завалами. Свет, проникающий через отверстие в потолке, превращает небо в конкретные формы, символизирующие надежду.


– Почему вы решили сделать проект, в основу которого легло обрушение жилого дома в Серфсайде?

– Эта тема очень сложная. Мы хотели просто помочь людям, показать один из вариантов развития территории этого трагического места. Проявили инициативу.

– Будет ли проект реализован?

– 99, 9%, что нет. Во-первых, это частная земля и, по слухам, ее уже продали родственники погибших, территория не принадлежит городу. Во-вторых, мы участвовали в премии глобального масштаба вместе с другими конкурсантами со всего мира. Точечно по территории обрушения конкурсы не проводились. К сожалению, наша профессия такова, что только 30% наших эскизов реализуется, или даже меньше. Остальные 70% остаются на бумаге. Это мировая практика.


– Какие тренды наметились в современной архитектуре в 2022 году?

– Для меня слово «тренд» в архитектуре звучит очень грубо. Так как от начала идеи и до ее реализации проходит минимум 5 лет. Но я понимаю, в чем вопрос. Если в поисковую строку в интернете вбить запрос «лучшие здания 2021 года», то по результатам поиска вы все поймете сами. Все здания разные – Экостиль, Новый минимализм, Индустриальный стиль, Экодом. Объединяет их одно – любое из этих зданий будет технологически сложно устроено в инженерном смысле – новые материалы, энергоэффективность, себестоимость и скорость строительства. Можно продолжать этот список бесконечно. К сожалению, наша страна на данный момент при наличии очень талантливых архитекторов в технологическом смысле отстала на целое поколение. Объясню проще: чтобы создать архитектурный шедевр понадобится  группа от 1 до 10 архитекторов. Но чтобы этот архитектурный шедевр можно было осуществить в жизнь – потребуются лаборатории, институты, разработки. Я считаю, что архитектура – это отражение времени и общества, в котором она создается. В смутные времена строится смутная архитектура.


– Назовите главные отличия в подходе к архитектуре у нас и за рубежом.

– Нереальное лобби! В рейтинг влиятельных людей города всегда входит какой-либо архитектор. Практически в любом городе США так. Не чиновник, не главный архитектор, а признанный лидер нашей области, с мнением которого считаются. За рубежом нереальное уважение к профессии и подход работы с администрацией совсем другой. Например, я впервые проводил защиту проекта в Майами по видеосвязи с городом. Присутствовал мэр, заместитель мэра по архитектуре, я и заказчик. Мы показали 3D рендеры, габариты здания и посадку. Заммэра спросил у заказчика, реально ли он намеревается сделать такой сложный фасад здания. Тот ответил, что да. Заместитель мэра напомнил, что ведется запись конференции и попросил снова ответить на вопрос. После утвердительного ответа мы приступили к дальнейшим обсуждениям. Само утверждение фасада заняло не более 5 минут. Думаю, понятна простая заинтересованность администрации – быстрое одобрение проекта, быстрая реализация, чтобы быстрее пошли отчисления налогов в город. Все помогают в реализации проектов. Чем больше в районе классных современных зданий, тем больше налогов, тем выше безопасность, выше образование, выше медицина, лучше дороги и так далее. По сути, это и есть обыкновенная работа сити-менеджера, которая заключается в правильном развитии своего района, своей области, своей страны.

– Какие ваши проекты за последние несколько лет самые значимые для вас лично?

– Школа на улице Шишкова, Осетровский плацдарм, набережная Тихая сосна в Острогожске, бизнес-центр БиК на улице Никитинская. Сейчас делаем 16-этажную башню в Майами, надеюсь, что-то хорошее получится. Как сказал мой заказчик: «Не бывает великих архитекторов, бывают великие заказчики». На первый взгляд это шутка, но в жизни, как правило, все проекты осуществляются удачно только тогда, когда сам заказчик заинтересован не меньше архитектора.


– Расскажите о проектах, которые разрабатываете сейчас для Воронежской области.

– Дом архитектора, Клубный дом, 32–этажное здание. Мы решили всё-таки поучаствовать в конкурсе на застройку территории на месте хлебозавода.

– Оцените архитектурный облик Воронежа в целом и застройку исторического центра города.

– Люди делятся на два лагеря. Одни очень любят говорить про здания, что они уродливые. Другие, что эти зданий по-своему красивы, сравнивая их с подарком, эта вещь не нужна, но она так уродлива, что притягивает взгляд и интригует. И когда тебе ее преподносят, ты не можешь скрыть своей радости и любопытства. Можно подолгу изучать застройку центра города, где многие здания на улицах столицы Черноземья потрясают. У них есть история, можно разглядывать их часами и размышлять, почему их сделали именно такими. По моему мнению, центр Воронежа обезображен и многие здания нужно просто выкинуть в урну с полки подарков. Другими словами - просто снести. И на их месте оставить табличку с цитатой: «Я люблю руины, потому что то, что осталось, – это не совокупный дизайн, а ясность мысли, обнаженная структура, дух вещи» Ведь ни одному из этих «шедевров» нет оправдания. И все понимают, про какие здания я говорю.

– Какой вы видите архитектуру будущего?

– На мой взгляд, каждый год технологии, как и в компьютерном мире, развиваются с сумасшедшей скоростью. Нет архитектуры будущего без технологий будущего. Материалы, узлы, системы – все давно просчитывает компьютер. Не исключено, что в будущем проекты будет создавать нейросеть под управлением менеджера проекта. И у кого будут технологии –те будут жить в городе-саде на 45 этаже, а у кого не будет денег на эти технологии – будут жить в домах, построенных пленными немцами в 1947-м году, или домах из моего любимого желтого кирпича.

 

Филипп Котов 

 

 

.

 

Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Лица нашего города  
3
4
v2