Воронеж Вторник, 02 Июня
Общество, 03.04.2020 09:00

«Храмоборцы Дивногорского пещерного храма используют двойные стандарты»

Ровно неделю назад член Союза писателей, историк-религиовед Николай Сапелкин выступил в рамках постоянной рубрики «Блокнот Воронеж» на тему передачи пещерного храма музея-заповедника «Дивногорье» Русской православной церкви.

Комментируя общественный резонанс, историк предложил считать передачу храма (входит в комплекс объектов музея-заповедника «Дивногорье») Церкви скорее хорошей новостью, чем плохой. Как выяснилось, в ту же пятницу судьбе пещерного храма было посвящено совещание, после которого власти региона приостановили процесс. В правительстве губернатора Александра Гусева решили сначала организовать обсуждение ситуации на базе региональной Общественной палаты. А уж затем окончательно решить, передавать ли церковь Сицилийской иконы Божьей Матери (пещерный храм) Воронежской митрополии.

Между тем комментарий Николая Сапелкина «Блокнот Воронеж» вызвал столько гневных (и, зачастую, безапелляционных) откликов со стороны другого лагеря, что редакция решила расставить точки над «i» в ходе интервью с историком.


- Николай Сергеевич, история вокруг передачи, не музея, не заповедника, а храма - церкви вылилась в Воронеже в настоящий скандал. С чего, по-вашему, всё началось?

- Предваряя моё прошлое выступление, вы совершенно верно обратили внимание на пожар, что случился в Дивногорье в начале марта. Новости о пожаре в музее-заповеднике, уничтожившем более половины его территории, и о передаче пещерного храма (оформленного 2 года назад в областную собственность) Дивногорскому Успенскому монастырю актуализировали тему состояния и путей развития музея-заповедника. За три десятка лет он так и не обзавелся серьезной имущественной базой. Не выстроил работу по изучению и сохранению меловых пещер, которые являются объектами мирового уровня – такого количества и такой плотности рукотворных пещер больше нет нигде в мире. Эти полсотни пещер могли бы не только сделать музей-заповедник федеральным, но значительно увеличили бы его площадь за счёт присоединения новых объектов и территорий. Но вместо обсуждения насущной темы – ведь Дивногорье не только популярное место туризма, но и учреждение, которое содержится на народные (бюджетные) деньги - стрелки были переведены на обсуждение положения в Русской православной церкви.

- Считаете, это было сделано намеренно?

В ситуации углубляющегося кризиса общественно-церковных отношений осуществить такую манипуляцию было не так уж и сложно. В итоге «защитники» договорились до того, что всё духовенство записали в «хапуги», «халявщики», «скандалисты» и «содомиты». А себя они выделили в особую группу интеллигенции, ратующую за культуру. Но по сути – это храмоборцы, которые священников и «поповских приспешников» стали выставлять людьми второго сорта. Им, стало быть, можно высказывать своё мнение, а сторонникам Церкви нельзя. Якобы, священство меньше радеет за сохранение старины, чем эти гражданские активисты. Двойные стандарты использовались ими и в спорах в соцсетях, и в подготовленной петиции. И не просто двойные стандарты, а явный подлог.

- Например?

Например, указывая, что нельзя выделять землю заповедника другому собственнику, они скрыли, что земля, на которой находится пещерный храм, принадлежит РЖД и к заповеднику никогда не относилась. Ещё заявляли, что заповедник является собственником пещерного храма. А это не так. Полномочия собственника имущества осуществляет Департамент имущественных и земельных отношений области, что сейчас уже никто не опровергает. Собственность оформлена 2 года назад и с тех пор храм в оперативное пользование заповеднику не передавался.

Ложных тезисов было заявлено много.

Во-первых, что монастырь забирает заповедник целиком. И это не так: монастырь возвращает свой храм в соответствии с нормами ФЗ 327 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

Во-вторых, что заповедник восстановил пещерный храм за свой счёт. Забыли о волонтёрах от епархии, и о том, что восстановление шло на народные деньги. Тем более, что за многие годы пользования храмом заповедник получал значительные средства от продажи билетов (80% всех собственных доходов) и давно окупил все затраты. Говорят, монастырь не справится с содержанием храма, скрывая при этом, сколько бюджетных средств расходуется на это ежегодно. Может быть, нашлись бы общественные активисты, которые заявили о неэффективности таких расходов…

В-третьих, что монастырь погубит пещерный храм. Забывая о позитивном опыте сохранения и использования меловых пещер в Дивногорском, Белогорском и Костомаровском монастырях.

Также говорят, что епархии нужно забрать иные заброшенные пещеры - «а то налетели на сладенькое, как мухи – достали попы под себя грести, когда уже подавятся» Но по закону епархия может претендовать лишь на те пещеры, которые являлись церковными объектами. Таковых немного: это пещеры Белогорья, Дивногорья, Шатрищегорья и Костомарово. Там находились освященные храмы.

- Было ещё заявление, что РПЦ не имеет юридических прав на храм…

- Да, якобы пещерный храм никогда не принадлежал Церкви. Но он был освящен в 1903 году. Церковь никогда не освящала бесхозные объекты, дабы не допустить поругания и осквернения святых престолов. Как можно этого не знать… Ещё общественность уверяют, что православные верующие и без того могли попасть в храм бесплатно. Но это не определяется ни одним нормативным актом, ни существующей практикой.

Говорят, что возвращение пещерного храма монастырю погубит заповедник. Но согласно отчетам о деятельности заповедника храм задействован в минимальном числе проектов. Да и Устав заповедника определяет его деятельность как «сохранение исторически сложившегося ландшафта и исторически сложившихся видов деятельности (в том числе поддержание традиционного образа жизни и природопользования), осуществляемых сложившимися, характерными для данной территории способами; сохранение народных художественных промыслов и ремесел».

- Один из козырей ваших оппонентов звучит так - возвращение храма монастырю задержит включение заповедника в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Что на это скажете?

Что наличие разных собственников, землепользователей и землевладельцев, никоим образом не влияет на этот процесс. Меловая скала с пещерой остается на своём месте. То же самое – про то, что, дескать, без храма невозможно будет проводить Дивногорскую археологическую экспедицию. Однако археологические отряды изучают совсем другие объекты, а не пещеру. Вообще, всё время происходит жонглирование и подмена понятий. Смешивается государственное бюджетное учреждение культуры Воронежской области «Природный, архитектурно-археологический музей-заповедник «Дивногорье», достопримечательное место «Природно-культурный комплекс «Дивногорье» и государственный природный заказник областного значения «Дивногорье».

В этих условиях губернатор и епархия предложили разумное решение: заинтересованным общественникам вникнуть в суть вопроса, детально всё изучить. А согласительные процедуры провести на базе Общественной палаты Воронежской области. Вопрос этот может рассматриваться только в правовом поле. В соответствии с федеральным законом монастырь получит пещерный храм либо в собственность, либо в пользование. Просто отказать в возвращении нельзя, он вернёт его через суд. А вот отказаться от храма монастырь может, но такое решение подразумевает имущественную или денежную компенсацию. Учитывая, что продажа билетов давала ежегодно не менее 5 миллионов в год, а за 20 лет это примерно 100 миллионов рублей, то и компенсация не может быть меньшей. Одновременно придётся провести аудит деятельности заповедника по использованию бюджетных средств на пещерный храм. Поэтому предлагаю - запасёмся терпением и посмотрим, как будут развиваться события.

Беседовал Виктор Ганик

Новости на Блoкнoт-Воронеж
Места: Музей-заповедник "Дивногорье"
3
5

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое