Воронеж Понедельник, 08 августа
Общество, 08.03.2022 21:00

«Мамочка, что, снова война?» - публикуем дневник жительницы ДНР за неделю до начала спецоперации ВС РФ

В Международный женский день «Блокнот Воронеж» начинает публикацию отрывков из дневника мамы двух детей Ольги Левенцовой из ДНР.

Ольга начала фиксировать события за несколько дней до начала военной спецоперации. И уже с первых строк молодой женщины видно, военные действия начала не Россия и не 24 февраля: обстрелы Донецка кратно усилились за неделю до этого.

Мужа Ольги – слесаря по ремонту автотранспортных средств – должны были мобилизовать, но у него выявили ковид-19. Заболел коронавирусом и маленький сынишка.

Дневник начинается 17 февраля, наш внештатный корреспондент на постоянной связи с Ольгой Левенцовой:

- Донецкие школьники сегодня вышли с дистанта – казалось, жизнь налаживается, чрезвычайные ковидные ограничения уходят в прошлое. В пятницу 18 февраля после уроков старшая дочка Маша отправилась в торговый центр на день рождения подруги. Но в разгар праздника детей вывели из игровой комнаты и велели ехать по домам: «Дома всё расскажут». Объявили о закрытии школ до особого распоряжения. Дети проучились всего два дня…

У одиннадцатимесячного сына Тимофея ковид, мы лежали в больнице. Маша спросила у меня по телефону: «Мамочка, а что, снова будет война?» - и заплакала. Я успокаивала её, как могла, но скрывать было бесполезно, да и невозможно: против нас снова начали войну.


Ольга Левенцова

Сын с температурой и лающим кашлем, грозящим перейти в отёк гортани, и – снова, как в 2014-м ежедневная канонада за окном…

Казалось, что взрывы совсем близко, и наша кровать – у самого окна, в случае прилёта не то, что спрятаться – понять ничего не успею.

Каждый вечер мамочки собирали сумки и ставили у входа в палату, готовые к эвакуации, но скорее всего нам пришлось бы прятаться просто в коридоре, вдали от окон. Вскоре в больнице пропала вода – перебили насосную станцию.

Февраль, холод, ковид, ревущие младенцы, остатки влажных салфеток, за окном – стреляют.

22 числа сынишке полегчало, температура спала, и мы уехали домой под расписку. Обстрелы продолжались, но теперь мы были вместе, а вместе – не так уж и страшно.

24 февраля пришло известие о начале освободительной военной операции российской армии.

День 24 февраля был тяжёлым. Накануне из Польши в Донецк выехала моя младшая сестра. Она полгода отработала в Польше и возвращалась домой через Киев, мама должна была встретить её в ЛНР на Станице-Луганской.

Но утром 24-го мы проснулись от обстрела, казалось, что это совсем рядом, хотя наш район самый тихий и отдалённый. Я позвонила Насте, и она сказала, что не приедет. На подъезде к Станице-Луганской они встретили танк с российским флагом, военные остановили их, проверили документы и пропустили. Но водитель испугался и развернул автобус на Северодонецк. Никто не рисковал ехать в сторону ЛНР. Вечером сестра уехала на Западную Украину эвакуационным поездом…

Мама плакала. Сестре не хватило буквально суток, чтобы вернуться домой.

С того дня обстрелы ВСУ усилились, участились… Грады, артиллерия… Особенно после полуночи.

Если маршрутки исчезли с улиц уже 19 февраля – остались трамваи, троллейбусы и такси по невероятной цене, то теперь не вызовешь уже и такси.

В супермаркетах исчезло детское питание – овощные баночки ещё есть, а вот с мясом печально. В маленьких магазинах завоза нет, потому что нет экспедиторов, большинство мобилизованы. Встал рыбный цех, в магазинах только остатки.

Легко не будет, это понимают все. Зато и хуже уже не будет.

Люди живут надеждой.

Продолжение следует.

Подготовили Евгения Шкарина

Виктор Ганик

Новости на Блoкнoт-Воронеж
4
3
v2