Воронеж Воскресенье, 19 мая
Общество, 28.09.2015 14:11

76-летний шахтёр из Донецкой области вынужден жить в грязной каморке в Воронеже

Виктору Васильевичу Крайнему 76 лет, он - бывший шахтёр с 43-летним стажем. У пенсионера 5 детей, 6 внуков и 5 правнуков. Виктор Васильевич был уверен, что его ждет спокойная и уютная старость в родном Углегорске Донецкой области. Но война внесла в жизнь престарелого трудяги жестокие коррективы. Сейчас он вынужден за копейки работать дворником во дворе дома № 68 по улице Лизюкова. Живёт бывший шахтёр в грязной каморке, где негде даже прилечь, и очень боится наступления холодов.


Виктор Васильевич бежал от ужасов войны в июне. Уехал один, хотя семья у него большая. Но так сложилось, что дети и внуки разбрелись по всей стране. Сначала жил в Брянске, потом из Углегорска приехала его старшая дочь Лиля. Вместе решили поехать в Воронеж, к тому же здесь уже давно живёт ещё одна его дочь, Светлана. Виктор Васильевич какое-то время жил у одной из своих дочерей, с её семьей, на съемной квартире. Но потом решил, что не должен больше мешать родственникам.



- Съемные квартиры очень дорого стоят, - рассказал Виктор Васильевич журналистам "Блокнот Воронеж". - Сам я снимать не смогу, у меня зарплата 7 тысяч. Но и с дочерьми не могу жить, понимаете? Они женщины, у них своя личная жизнь, свои заботы. Ну зачем я, старый дед, там буду мешаться им? Вы не думайте, меня никто не выгонял. Нет, они сказали, мол, "дедушка, куда ты пойдёшь". Но я не хочу никому причинять неудобства, навязывать свои проблемы. Я вдовец, жена умерла давно. Вот и живу один теперь, дворником работаю, а недавно и спать где нашлось. Я очень рад всему. Хотя бы снаряды на голову не падают.

Виктору Васильевичу было очень неудобно, когда мы спрашивали его о том, как ему тяжело живётся. Он не хотел жаловаться и постоянно повторял, что всё замечательно, и он всем доволен. Вот когда на улице ночевал - тогда да, не очень удобно было. Приходилось спать на лавочке.

- Я ведь когда из квартиры дочери ушёл, конечно, негде было спать. Просто ночью сидел на лавочке, отдыхал. А потом начальник подходит ко мне, говорит - тебе чего это, спать негде? Ну пойдём, выделим тебе место.

Теперь Виктор Васильевич живёт в слесарне - небольшой каморке в одном из подъездов. Кушать там готовить негде, поэтому обходится бывший шахтёр бутербродами из "Русского аппетита". Умывается  в грязной старой раковине, но очень радуется, потому что там есть тёплая вода.



- Купаться приходится с помощью ведра, - рассказал Виктор Васильевич, - Но это ничего, наловчиться можно. Спать тут, правда, негде. Но знаете, какие добрые жильцы в этом доме? Они пообещали мне диван. А ещё одеяло и подушку. Женщины в основном обо мне заботятся, помогают. Недавно принесли кучу одежды - носи, говорят. В неловкое положение меня ставят, ну куда мне столько одежды?



Виктор Васильевич постоянно повторяет, что в Углегорске ему было намного хуже. Город постоянно бомбили. Стреляли по трубам, чтобы шёл газ и люди травились. Несчастных горожан расстреливали даже тогда, когда они, голодные и измученные, шли за гуманитарной помощью.

- Так обрадовались, помню, когда гуманитарка пришла. Пошли её получать. Возвращались назад, и по нам открыли стрельбу. Пять человек тогда погибло. Кому ногу оторвало, кого вообще пополам разорвало. И все эти продукты, всё, что с собой несли - по всей улице разбросало. А ещё мне так жаль хлопца одного... - Виктор Васильевич запнулся на пару секунд, пытаясь сдержать слёзы, но всё же не смог удержаться и заплакал, - Он же совсем молодой парень был, 26 лет, неженатый. Они с отцом сидели в бомбоубежище, под больницей. И тут хлопец решил пойти проверить, всё ли в порядке с их домом, не разворовали ли всё солдаты-мародёры. По пути к дому его и застрелил снайпер. Совсем молодой ведь парень, такой хороший!.. Они же настоящие мародеры, эти украинские вояки. Девушек красивых насилуют, грабят дома. Им всё по барабану, понимаете? Они там сами себе власть. Приходят как-то, говорят: "Нам Порошенко пообещал тут каждому участок земли и 4 раба. Будете все на нашей земле работать". А женщины-то у нас с юмором, отвечают: "Да мы свою-то землю обработать не можем, вы смотрите, тут одни камни. Никакого чернозёма нет. Обманул вас ваш Порошенко". Они ведь, солдаты эти, уж если и не стреляли, то психологически давили. Я как-то раз пришёл пенсию переоформлять, а тут заходит этот хлопец-военный и начинает читать стихотворение украинского поэта Шевченко. Если на русский перевести, там примерно такие слова: зачем ты меня родила, лучше б ты меня взяла и утопила, чем создала на такую муку. Понимаете? Это он про нас так, нас всех имел в виду. Издевался.

В Углегорске Виктору Васильевичу приходилось жить в подвалах - на улицу выходить было страшно, там постоянно стреляли. Как тут выходить, если его знакомый 19-летний паренёк просто шёл по улице, а к нему подошли украинские солдаты и без вопросов и предисловий прострелили ногу?

- До поры до времени я жил у себя в квартире, да. Но как-то раз мы сидели с соседями, и тут "гуууууууу!" - звук снаряда! И тут же бах - взрыв. Снаряд попал в квартиру этажом ниже, ударной волной всё стекла и двери повышибло. Чуть выше бы этот снаряд попал, и не было бы меня здесь. Конечно, в подвале спокойнее было. Тяжело, правда - на улицу выбегали максимум на 20 минут, хорошо, если успевали за это время какую-нибудь еду приготовить. Стреляли постоянно, постоянно! Но нам помогали. Женщина знакомая, в церкви батюшке помогала, так вот она мне чай и кофе приносила. А ещё из молитвенного дома свидетелей Иеговых иногда приносили еду. 

Виктор Васильевич очень хочет вернуться на родину. Он уверен, что всё обязательно будет хорошо. Очень ждёт выборов, которые состоятся в ДНР 18 октября. Верит, что после них обязательно наступит перемирие и можно будет ехать назад, домой.

- Некоторые мои товарищи вернулись в Углегорск, даже окна остеклили уже. Это означает, что снаряды не летают больше с такой частотой. Но я пока боюсь возвращаться. Я ведь вообще не привык туда-сюда скакать, понимаете? Я как пришёл в шахту в молодости, так и отработал там 43 года, до самой пенсии. Я в Углегорске хорошую пенсию получал до войны. Надеюсь, что, когда это всё закончится, мне снова будут её платить. А здесь, в Воронеже, я тоже уже устроился хорошо. Работаю себе, живу. Котёнка бы вот завести или кошечку, чтобы крыс мне переловили в каморке - тогда вообще хорошо бы стало.



Когда Виктор Васильевич только приехал в Воронеж и устроился дворником, он увидел объявление: "Помощь беженцам из Украины. Трудоустройство, жильё". Обрадовавшись, Виктор Васильевич позвонил туда и услышал такой ответ:

- Сколько вам лет? 76? Извините, вы нам не подходите. Мы берем до 45 лет. Максимум, до 50. А вам не знаем, чем помочь.

Рассказывая нам это, пенсионер не злился и не ругал "помощников" из объявления, просто удивлялся.

- Сказали ещё, мол, идите в дом престарелых, раз вам 76. Только ведь туда без пенсии не берут. Вы скажите, зачем так делать? Повесили объявление, я понадеялся, обрадовался. Что же я поделаю, если старый уже? Написали бы хоть сразу, что старики не нужны. 

Подул сильный ветер и поднял все листья и пыль в воздух. Виктор Васильевич вздохнул и сказал:

- Ох и спасибо тебе, ветер! Я же только всё замёл! Ну ладно, пойду я, мне работать надо. Спасибо, что послушали меня. Вы особо никого не ругайте в своей статье, ладно? Я ведь ни на что не жалуюсь и никого не хочу обидеть. У меня всё хорошо, правда.

Василиса Демёхина

Читайте также:

Теряющая зрение мать-одиночка может оказаться на улице с ребенком на руках

Бывший киномеханик с 55-летним стажем вынужден просить милостыню в Воронеже
Новости на Блoкнoт-Воронеж
Места: ВоронежМеста: УкраинаПерсоны: Беженцы Донбасса
0
0