Воронеж Вторник, 26 Мая
Общество, 31.10.2016 11:20

Воронежские ТОБ и ТЮЗ: конфликт вокруг ППК сменяет контрактная война

Комиссия Сухачевой-Табачникова сделала вывод, что в Воронежской Опере «надо разговаривать». Однако сообщения с мест всё больше напоминают сводки с фронта «холодной войны», причём, не только из Оперы, но и – Театра  юного зрителя. Реальные проблемы, актуализированные артистами хора ТОБ, а ранее, в начале 2016 года – ведущими солистами, остаются нерешёнными.

Поскольку диалога как не было, так и нет, в недрах воронежского театрального мира родился новый автор - Елисей Амфитеатров с текстом:

Священная корова «ТЕАТР» на заклании специалистов по словоблудию

Комиссия Бронислава Яковлевича Табачникова принесла мир и покой в стены нашей оперы: за 10 дней она 3 раза поговорила с возмущенными артистами и 2 раза погрозила пальцем в сторону руководства.

Вообще-то культурное сообщество города ни на миг и не сомневалось в компетенции комиссии, и с трепетом ждала выводов. Одна из глубинных причин конфликта, по словам Табачникова, это отсутствие в стране контрактной системы работы с артистами. Другими словами, председатель «авторитетной комиссии» утверждает, что если посадить всех артистов на срочный контракт, то тогда никто не посмел бы и рот открыть по поводу гигантской разницы в оплате труда: 10 000 рублей - артистам и 1 000 000 000 рублей  - худруку Огиевскому. В этом смысле, показательным является тот факт, что театр защищают от произвола департамента именно работники, находящиеся в штате. Правда, было исключение – солист оперы Уриэль Гранат. Но продержался совсем недолго, так как контракт не продлили, и ведущего тенора (на котором держался репертуар, с голосом, по словам Соткилавы, мирового уровня) – выкинули из театра.

Быть может Табачников имел в виду «эффективные контракты»?


Если внимательно проанализировать «положение эффективного договора», предложенное Правительством России в рамках программы поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012 - 2018 годы, то можно сделать следующие выводы: оплата труда работников должна дифференцироваться в соответствии с их вкладом в творческий процесс учреждения культуры. Такая система поощрения, действительно должна привести к творческому росту и качественному повышению уровня мероприятий в области культуры. Только нигде в официальных документах не говориться о разнице в оплате за творческий труд в сотни раз.

Рассмотрим оптимизацию и переход на эффективность «по-воронежски» на примере  ситуации в Воронежском театре юного зрителя. Распоряжением департамента культуры увольняют, вступившего в дискуссию с властью, бывшего депутата областной думы, главного режиссера ТЮЗа Александра Латушко. На его место приходит Вадим Кривошеев, который активно продвигает политику департамента. Так же, как и Огиевский в Опере, он проводит аттестацию артистов с нарушениями трудового кодекса РФ. В результате актерам наносится моральное оскорбление, снижаются персональные повышающие коэффициенты, притом, что категории остаются прежними. Все эти мероприятия направлены на перевод основной труппы (исключительно по собственному желанию) на срочные трудовые договора с бессрочных. Отказавшихся от перехода на срочный договор актеров беспощадно прессуют. Дирекция ТЮЗа заставляет актеров, оставшихся на срочном контракте, высиживать в своих гримерках по 7 часов без работы, в отличие от перешедших на срочный договор: им позволено приходить на работу строго по выписанному графику расписаний, как это и было всегда в театре. По трудовому законодательству работодатель должен обеспечить всех актеров творческим процессом, сформулировать планы и задачи для коллектива подтвержденные официальными приказами. Вместо этого, артистов, неугодных новому руководителю, заставляют весь день сидеть на стуле, вопреки внутреннему трудовому распорядку. Вадим Кривошеев, с приходом в ТЮЗ, отличился не только странной режиссурой (что отметило большинство критиков после выхода его «Василия Теркина»), но и расправой над неугодными ему актерами. По всей видимости, после выводов комиссии во главе с Табачниковым работников Оперы также будут выдавливать с бессрочных на срочные договора.

Вторая причина конфликта по мнению профессора Табачникова - это всеобщая экономическая недостаточность. Иными словами – разруха. Но, перефразируя профессора Преображенского, можно утверждать о разрухе и недостаточности в мозгах руководителей культуры Воронежа. Этот факт, наверное, легко бы установила контрольно-счетная комиссия, если бы случилось чудо и наш департамент проверили на предмет эффективности расходования бюджетных средств. Судя по огромным гонорарам (1 000 000 рублей за постановку «Дон Жуана»), проектам, которые не пополняют государственный бюджет (пример «Платоновский фестиваль»), но с легкостью раздаются «особам, приближенным к императору», можно точно сказать: деньги в стране есть и немалые.

Проблема не в экономической недостаточности, а в распределении денежных средств. У финансовой кормушки в культуре давно находятся господа, которые наглядно зарекомендовали себя, как продвинутые менеджеры по продаже своих услуг, но весьма скромные творцы. Руководителя департамента тоже не похвалишь за продвижение в культуре региона традиционных видов творчества населения. В районах Воронежской области отреставрировано много зданий домов культуры, но творческая деятельность во многих из них, когда-то процветающих, давно прекращена. Эти здания закрыты и используются администрацией лишь как помещения для агитаций населения и проведения очередных выборов.

Профессор Табачников говорит, что «на содержание любого оперного театра требуется много средств». Где связь между юридически незаконной невыплатой зарплат артистам хора и содержанием оперного театра – знает только Бронислав Яковлевич. Между тем ТОБ - на грани закрытия, так как здание давно находится в аварийном состоянии. И вот департамент, устами Табачникова, говорит, что конфликт в театре из-за того, что слишком дорого Воронежской области обходится содержание оперного театра. Значит надо либо вовсе отказаться от театра и имиджа оперного Воронежа, либо сократить штатные расходы, переименовав «театр оперы и балета» в «музыкальный театр». Второй вариант менее скандальный. При расформировании оперного театра всех уволить, а в музыкальный театр позвать лишь самых-самых талантливых и, главное, самых послушных артистов на эффективный – срочный контракт по-воронежски.

Преимущества такого ребрендинга для департамента и властей очевидно. Сокращается ежегодный бюджет на зарплаты и власть рапортует об эффективности в отчете перед Москвой. Далее, не надо заморачиваться с реконструкцией старого исторического здания Оперы. Музыкальный театр со штатом в 150-200 человек можно засунуть куда угодно, хоть в подсобное помещение, хоть в любой дом культуры. На старом месте возвести новое здание концертно-развлекательного комплекса, что гораздо интересней с точки зрения финансовой прибыли, уж если не департаменту, то крупному бизнесу. Кстати говоря, строительство нового дома, находящегося напротив театра, - с подземными стоянками, торговыми площадями и роскошными апартаментами – в последнее время приостановилось. 


Быть может, вместо того, чтобы строить одно новое здание, опасаясь завалить другое старое в 20 метрах, проще построить сразу оба. И вот возникает вопрос: а что строить на этом месте и как подступиться к этим горлопанам оперникам? Между прочим председатель комиссии по изучению состояния дел в театре Бронислав Табачников ещё в 2013 году активно поддерживал культурную революцию, развязанную культуртрегером Эдуардом Бояковым. И без стеснения провозглашал закрытие оперного театра в Воронеже.

В числе поверхностных причин конфликта комиссия назвала неумение руководства оперного разговаривать с артистами. И наоборот. Ну куда там артистам и дирекции театра, дотянуться до высочайшего искусства словоблудия, каким обладают мастера урегулирования конфликтов…

Анализируя все ответы комиссии, можно сказать, что это не просто издевательство над артистами, которые многие годы верой и правдой служили театру. Это спланированное жестокое уничтожение самого театра. Департамент нашел замечательный инструмент для разгона музыкантов из театра в лице волюнтариста Огиевского и теперь бережно его охраняет. Настоящие творческие люди не смогут долго терпеть такого руководителя и уйдут сами, как ушел замечательный музыкант Владимир Кушников. А Бронислав Табачников с искренней любовью к искусству запротоколирует перед общественностью города факт ухода очередного музыканта из театра простой фразой «он же по собственному желанию, его никто не принуждал».

   Подготовил Виктор Ганик


Новости на Блoкнoт-Воронеж
Организации: Театр оперы и балетаСобытия: конфликт
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое