Воронеж Суббота, 15 июня
Общество, 17.12.2021 12:00

Жуткие подробности расчленения профессора ВГУ раскрыл обвиняемый Харламов в облсуде

История, от подробностей которой бросает в дрожь, близится к финалу.

16 декабря в стенах Воронежского областного суда состоялось очередное заседание по уголовному делу в отношении Дмитрия Быковского и Александра Харламова, обвиняемых в жесткой расправе над профессором и химиком из ВГУ Вячеславом Кузнецовым. Им вменяется часть 1 статьи 139 УК РФ (Нарушение неприкосновенности жилища), часть 2 статьи 325 УК РФ (Похищение или повреждение документов), пункты «б» и «в» части 4 статьи 162 УК РФ (Разбой) и пункты «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ. Мужчинам грозит пожизненный срок.

За несколько минут до начала

– Отправь черный листовой, не зеленый, – такие обрывки фраз слышны из разговора Быковского, который работал на кафедре вместе с убитым профессором, и его отца – законного представителя. Очевидно, речь шла о передачах в СИЗО.
……..
– Мне мать рассказывала…, – с улыбкой говорит обвиняемый, далее последовало что-то из семейных историй.
………..
– Да нормально, нормально, – успокаивал сын переживавшего за него родителя.
…….
Тем временем его сосед по делу и «аквариуму» Харламов переговаривался со своим защитником. До начала заседания оставались считанные минуты.

«Прошу всех встать». В зал вошел судья Петр Попов. 

Судебное заседание хоть и объединено одной темой, но логически было поделено на две части с двумя главными антигероями.

 

Следователь – свидетель. В главных ролях: Дмитрий Быковский 

Адвокат Быковского пригласила следователя Екатерину Прокофьеву, которая входила в следственную группу, занимавшуюся делом расчлененного профессора Кузнецова. Ей задали ряд вопросов: 

– Помните ли вы, какие следственные действия проводили с Быковским? 

– Насколько помню, был задержан, допрошен, проведена проверка показаний с его участием. 

– Если помните, когда и куда доставили Быковского на следственные действия? 

– Точной даты не скажу, времени прошло много, был июль, скорее всего, десятые числа, время было ближе к вечеру. Следственные действия проводились в здании управления розыска на Средне-Московской. Проверка показаний на месте проводились на улице Станкевича. 

– В связи с чем следственные действия проводились в данном управлении? 

– Не могу пояснить. 

– Как проходил допрос Быковского? 

– С участием его защитника. Он последовательно пояснял обстоятельства знакомства с погибшим и Харламовым, обстоятельства посещения квартиры погибшего и произошедших событий. 

– Кто-то кроме защитника и Быковского присутствовал? 

– Заходили сотрудники уголовного розыска, но не участвовали в допросе. 

– А зачем заходили?

– Сейчас уже не поясню, много времени прошло. 

– Замечали следы телесных повреждений на Быковском? 

– Насколько я помню, их не было. Если бы что-то было, я бы уточнила. Соответственно, если бы он указал на какие-то противоправные действия, я бы отразила это в протоколе.

– Допрос Быковского велся в форме свободного повествования? 

– Естественно, я задавала ему вопросы. Допустим, когда познакомились, при каких обстоятельствах, но в целом он сам рассказывал об обстоятельствах произошедшего. 

– После допроса какие следственные действия производили с Быковским? 

– Насколько помню, проверка показаний на месте. 

– При проверке показаний на месте на Быковского оказывалось давление? 

– С моей стороны и со стороны специалиста, который снимал все на видео, точно нет. 

– А со стороны оперативных сотрудников?

– В моем присутствии нет. 

– Проверка показаний была проведена под видеозапись? 

– По-моему, да. 

– Видеозапись велась непрерывно? 

– По-моему, прерывалась, чтобы просмотреть отснятое. 

– Допрос на Средне-Московской проводился под видео? 

– По-моему, запись не велась. Но могу ошибаться, потому что времени много прошло. 


Оценку этим и другим показаниям дадут в прениях. Наверное, вызов такого свидетеля со стороны защиты был продиктован жалобой Быковского на якобы неправомерные действия полицейских, которая была озвучена ранее. 

Якобы его при задержании избили, надели пакет на голову, погрузили в авто, где побои продолжались. Мол, правоохранители удушали его, он терял сознание. По версии Быковского, в отделе пытки продолжились, и именно поэтому он согласился дать любые показания и написать явку с повинной. Признание, с его слов, он дал под давлением. 

– Далее меня предупреди, что мне будет только хуже, если я расскажу об этом. Поэтому когда пришел бесплатный адвокат, я ничего не сказал и придерживался тех показаний, что давал, – процитировал судья заявление Быковского. – Почти год содержусь в СИЗО, мое моральное и психологическое состояние ужасное, уже ничего не страшно. Все это время я надеялся на правосудие. 

Правоохранители же, которые задерживали Быковского, отрицали применением физической грубой силы по отношению к обвиняемому, на тот момент - подозреваемому. 

Дополнение к озвученным показаниям. В главных ролях: Александр Харламов 

Харламов в начале заседания попросил не сразу давать пояснения. Для начала после поездки в автозаке пришел в себя, а заговорил после свидетеля. В это время Быковский удобно расположился в углу «аквариума».

Восстанавливаем картину случившего со слов второго обвиняемого, который дополнил ранее озвученные прокурором показания. 

Харламов познакомился с Быковским примерно в 2018 году на площадке в парке «Алые паруса». Постепенно мужчины сдружились. Казалось бы, что объединило айтишника и химика? Все просто – любовь к баскетболу. 

В отличие от своего друга Александр лично не знал Кузнецова, но много о нем слышал, ведь Дмитрий тесно общался с профессором. 


Вячеслав Кузнецов и Дмитрий Быковский

– Вину признаю полностью. Скажем так, что было, то было. Признаю, за исключением того момента, что не могу согласиться с убийством. Изначально цели идти и лишать человека жизни не предусматривалось, - пояснил Александр. 

По его словам, целью преступления было хищение денежных средств. Сначала думали провернуть все без взаимодействия с Кузнецовым, просто планировали перевести деньги с его карт и валютного счета. Но квартиру все же пришлось посетить.    

До убийства Харламов незаконно проник в жильё своей будущей жертвы в первый раз. Айтишнику нужно было проверить, как работает некая программа. Доступ к квартире профессора якобы предоставил Дмитрий, у него был ключ от входной двери. 

К слову, воронежцы заранее сняли квартиру рядом с жилищем Кузнецова, чтобы…если опустить технические объяснения, которые использовал Харламов, чтобы удаленно списать деньги. Это жилое помещение делилось с другом Александра Ильей, тот, по словам обвиняемого, ничего не знал об убитом и бывал в квартире периодически и с предупреждением. Этот же Илья после смерти ученого поможет Харламову, с его же слов, перевезти мешки с вещами. 

Заранее – примерно за неделю - Харламов на себе лично опробовал хлороформ, который принес Быковский. 

- Поднес смоченный платок, вдохнул. Прям хорошо, знаете, поспал. Но с утра болела голова, и помятое состояние было. Этой информацией с Дмитрием поделился, решили, что хлороформ – это нормально, и с человеком ничего не должно было произойти, - говорил обвиняемый. 

Обвиняемых в расчленении профессора ВГУ оставили в СИЗО

Дмитрий Быковский и Александр Харламов. Фото из архива 

Вечером 4 марта с попаданием в квартиру Кузнецова трудностей также не возникло. Профессор сам впустил знакомого аспиранта и его товарища. Затем, по словам обвиняемого, Дмитрий приставил платок, пропитанный хлороформом, к лицу ученого. Началась борьба, пока профессор не захрапел. Спящему связали скотчем руки, ноги, переложили на кровать.

После Быковский ушел, Харламов стал проводить техническую подготовку для списания средств. Периодически незваный гость ученого, с его слов, подходил к нему и следил за его состоянием. Ночью (в промежутке примерно с часа до трех) Александр обнаружил, что преподаватель вуза не дышит. 

– Честно скажу, я растерялся. Хрен знает, что обычно люди делают в такой ситуации, но звонить в «скорую» не хотел, потому что прекрасно понимал, что будет слишком много вопросов и что за этим последует, – заявил мужчина. 

Звонить врачам не стал, а набрал химику Быковскому. Тот приехал. 

Тело перетащили в соседнюю квартиру, которую сняли, предупредив того самого Илью, чтобы не появлялся там. Айтишник стал заниматься деньгами. 

Воронежцы 2-3 дня думали, что делать с трупом. Расчленить тело, как утверждает Александр, было совместное решение. Расчленили ножовкой, сложили по пакетам.
Далее останки вдвоем перевезли в рюкзаках на маршрутке в квартиру на левом берегу, где жил Харламов. Пакеты спрятали, но вот незадача - спустя какое-то время пошел запах. С этим надо было что-то делать.

Как говорит Харламов, его друг Быковский принес контейнеры и соляную кислоту из вуза. 


Фото: СКР по Воронежской области 

– Разложили, залили, забросили на балкон, закидали книгами и забыли. Всё, - вот так просто местные жители распорядились останками покойного. Там они пролежали до лета.

Не было цели убивать, но почему пошли на хищение денег? Ведь финансовых проблем якобы не испытывали. Изначально, по словам Харламова, идея завладеть деньгами принадлежала Быковскому. 

- Для чего Дмитрию надо было больше средств, если не было проблем с деньгами? 

- Лучше у него спросить, тут буквально недалеко. (смех из угла, где сидел Быковский). По моему личному мнению, там просто был какой-то конфликт, который назревал очень давно. Это вылилось в то, что я сейчас стою тут под охраной в клетке и поеду далеко и надолго. Это сугубо мое мнение. 

- Допустим, у Быковского были свои личные мотивы, а вам для чего это нужно было? 

- А он мне друг. Дмитрий мне друг. Мы сдружились, человек он неплохой, по моему личному мнению. 

Далее вопрос от Татьяны Селезневой – сестры покойного Вячеслава Кузнецова: 

- Если хотели просто усыпить, почему душили его? Вы же ему подъязычную кость сломали… 

Харламов, глядя прямо на Татьяну: 

- Никто не душил его. В ходе, скажем так…назову как есть. В ходе расчленения конкретно голову и шею пришлось отрывать. Вполне вероятно, тогда и повредили. Никто не душил. 

При этом экспертиза не установила, перелом этот был прижизненный или нет. Но тут же адвокат Харламова провела аналогию с разделыванием птицы: "По сути дела, когда курицу разделываем, шею надрезаем, потом отламываем". 

В общей сложности заседание длилось 2,5 часа, в течение которых Быковский так и не изъявил желания дополнить озвученные ранее показания. 

Напомним 

Профессор ВГУ Вячеслав Кузнецов работал на кафедре высокомолекулярных соединений и коллоидной химии в должности. Являлся автором множества научных публикаций, а также учебных и методических изданий. Искали его несколько месяцев – с 4 марта 2020 года. Останки ученного нашли в июле на балконе съемной квартиры Харламова.

Изначально оба обвиняемых признали вину. Но затем один из них вспомнил о пытках и стал отрицать свое причастие к преступлению.
     


Вячеслав Кузнецов 


Саша Голубничая 

Новости на Блoкнoт-Воронеж
1
0