Воронеж Вторник, 30 ноября
Общество, 28.08.2021 09:00

«Это моя трудовая лошадь»: водитель троллейбуса вступилась за воронежское депо после откровенного интервью коллеги

От беседы под камерой женщина отказалась.

26 августа в редакцию «Блокнот Воронеж» поступил звонок. Человек на том конце провода представился Ириной, действующим водителем троллейбуса, трудящимся в компании «Воронежпассажиртранс». Ирина выразила недовольство рядом наших публикаций и потребовала осветить другую точку зрения на ситуацию в депо.

— Я в негодовании. Да, плачевная у нас ситуация и не так все у нас гладко и хорошо, и ремонта надлежащего как-то не получается, но извините меня, у нас ребята-водители сами из троллейбуса под троллейбус лезут, — начала диалог Ирина, подразумевая, что поддержание троллейбуса в надлежащем состоянии отчасти зависит от водителя.

Негодование в сердце женщины поселили фотографии, присланные в редакцию уволившимся сотрудником депо Станиславом. По мнению женщины, которая продолжает работать в компании, с электротранспортом дела обстоят не так плохо, как это описывал наш герой.

— Взять, например, руль, который он вам «заценил». Когда камазовские рули стали у нас ломаться, водители, которые работают в бригаде, сами шли и сами покупали эти рули. Потому что нам работать на этой машине. И кабины сами под себя подстраивали.





По заявлениям Ирины, на фото запечатлен именно тот троллейбус, на котором работал Станислав. Чтобы прислать эти фото в редакцию, Ирина отправилась в депо в свой выходной день

На возражение журналиста, что водители не должны сами покупать себе руль за личные средства, у Ирины также нашелся ответ.

— Такое может быть, потому что мне ставили такой же руль, тонкий. А мы со сменщиком хотели поставить себе толстый руль. Поэтому мы с ним скинулись и купили тот руль, который мы хотим. Нас никто не обязывает покупать, мы так захотели, — рассказывает Ирина.

— Это как-то связано с тем рулем, фото которого нам прислали? — уточняет журналист.

— Вы извините, у нас очень много стоит разобранных троллейбусов, и там этих рулей – иди, бери себе любой. Снимай и ставь со списанного троллейбуса. И тебе слово никто не скажет, — заявляет женщина, представившаяся действующим сотрудником депо.

Также она посчитала необходимым оспорить озвученный Станиславом тезис о том, что депо не может позволить себе даже залить новое масло в гидроусилитель руля.

— Это бред сивой кобылы. У нас на каждом троллейбусе по две баклажки масла лежат. На всякий случай. И при заезде в депо нам его заливают, — уверяет женщина.

Свое личное мнение у нашей собеседницы имеется и по поводу зарплат. На доход она абсолютно не жалуется.

— Я водитель первого класса. Если я хочу получить нормальную зарплату в 25 тысяч, извините меня, мне не нужно расшибиться или «сдохнуть», нужно просто не положить в карман. Сдать этот план. Вот, я его сдаю, я и получаю соответствующе – 25 зарплата и 6 аванс, — говорит Ирина, отсылая нас к заявлениям Станислава о невозможности выполнения плана.

Также ранее мы рассказывали о невыносимых условиях труда. Как сообщал Станислав, водители вынуждены ездить в страшную жару, когда температура в кабине поднимается до 50 градусов. А рекомендации Роспотребнадзора по сокращению рабочего дня в этот период, по его словам, не исполнялись. Нужно было, что называется, сдохнуть, но отработать. Вот, что думает по этому поводу Ирина.

— Мы работаем и в жару, и в холод, и не жалуемся. Как можно четыре часа поработать и уйти? Сократить рабочий день? А люди что, пешком пойдут? — недоумевает женщина.

Благополучие пассажиров, судя по всему, она ставит выше своего собственного здоровья, в том случае, если действительно является сотрудницей депо. Что ж, альтруизм во все времена был делом почетным и похвальным.

Далее Ирина заявила, что план Станислава, который ему не всегда удавалось выполнять, включал в себя перевозку пассажиров на три тысячи рублей в день.

— На 17-ом маршруте можно его сделать с закрытыми глазами. 11-ый, к примеру, должен шесть тысяч привезти, а семерка - семь с половиной. И люди везут. Автобусы мешают? Что на семерке, что на 11-ом тоже одни конкуренты, — рассуждает наша собеседница в ходе телефонного разговора.

На фотографии ржавой крыши со сломанными «рогами», по заявлениям Ирины, запечатлен давно списанный троллейбус, который уже «порезали» [видимо, на металл].


Фото, которое предоставлял редакции Станислав

Когда мы попросили Ирину прокомментировать последние снимки с прогнившими от ржавчины полами, она также посчитала, что такой транспорт просто не мог использоваться на линии.


— Никто не выпустит совсем гнилую машину. Когда водитель проходит по салону и видит, что где-то провалился пол, вечером он заезжает к мастеру и рассказывает об этом. И такую машину мастер уже не выпустит.

А вот так Ирина прокомментировала распотрошенное водительское кресло:

— Значит, водителя устраивало сидеть на таком сидении. У нас на веере полно списанных троллейбусов стоит. Достаточно просто подойти к мастерам и сказать, что седушка неудобная. Они возьмут хорошую со списанного, её ведь даже покупать не надо, понимаете? — разъясняет женщина.


Фото от Станислава

Не упустили мы момент и для того, чтобы уточнить, троллейбусы каких годов выпуска пришли к нам из Москвы. Станислав утверждал, что все они были 2001-2004 года, а мэрия, что 2003-2007.

— Есть 2001 года, есть 2007 года. По разным годам они проходили капиталку. Я не хочу сказать, что они изумительные, эти троллейбусы. Но люди их сами себе выбирали при трудоустройстве, люди сами их себе подгоняли, что-то подделывали.

На вопрос, устраивает ли Ирину автопарк, она ответила следующим образом:

— Меня много чего не устраивает, но я решаю эти вопросы своими методами. Могу наорать, могу ласково попросить. Но, извините, это моя трудовая лошадь, я на ней зарабатываю стаж и деньги. И того, чтобы все в ней было хорошо, я добиваюсь сама. Могу попросить, могу поныть, могу поругаться, но я добьюсь, чтобы это было.

Что ж, это тернистый, но тоже путь. А на вопрос, должен ли быть в компании такой порядок вещей или нет, пусть каждый ответит себе сам.

Заходила речь и о пресловутых "дырах размером с кулак" и листах-двоечках, которыми эти дыры, по рассказам, Станислава закрывают.

— Если проблема с кузовом, эти троллейбусы не ходят. Они ждут закупку железа. У нас очень много машин вышло, у которых снималась полностью вся обшивка. Привозили железо и наваривали. 336-ая машина, например, вышла полностью в новом железе. Колеса были закуплены. В том году еще летом колес не было, осенью их привезли, и все машины теперь с новыми колесами ходят, — заявляет Ирина.

Перед тем, как закончить эту статью, мы просто обязаны отметить, что пригласили женщину для беседы в редакцию. Мы объяснили ей, что готовы осветить любые точки зрения на положение городского электротранспорта, однако от очного диалога под камерами она наотрез отказалась. Выступить, как Станислав (с открытым забралом), она не пожелала.

— Я не хочу, чтобы мое имя где-то фигурировало, — заявила она.

— Почему, вы же выступаете в защиту «Воронежпассажиртранса»? — уточнил у собеседницы журналист.

— Я высказываюсь в защиту депо, но я не буду делать это громогласно. Я вас прошу, чтобы вы написали статью со слов действующего водителя троллейбуса, — ответила Ирина.

Считаем просьбу Ирины исполненной.

С позицией Станислава в полной мере вы можете ознакомиться здесь, здесь и здесь. А по этой ссылке вы найдете официальный комментарий мэрии Воронежа.

Александр Ежевский

Новости на Блoкнoт-Воронеж
0
6

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

v2