Воронеж Воскресенье, 20 Сентября
Общество, 12.08.2020 19:36

Имитация как вид политической импотенции должна уйти в небытие

С историком, писателем, общественным деятелем Николаем Сапелкиным мы знакомы 25 лет. 

И все четверть века он был и остается принципиальным и честным человеком – так бывает. Однако я всё пытаюсь найти, за что бы зацепиться. И вот шанс как будто представился. Николай Сапелкин пошёл в политику, связал свою актуальную судьбу с Захаром Прилепиным.

Предыдущий подобный случай в жизни Николая Сергеевича был 7 лет назад, когда в мэры шёл Геннадий Чернушкин, а добрый Сапелкин, как его помощник, сильно попортил нервы недоброму чиновничьему классу. Сегодня нервы у партии власти натянуты до предела – на Востоке Хабаровск, на Западе – Белоруссия… Чуть обостришь положение, и есть риск скатиться в такую конфронтацию, которая никого не порадует. Тем более, интересен анамнез текущей общественно политической ситуации от Николая Сапелкина…

- Николай Сергеевич, а ведь мэрская кампании Чернушкина была не первым твоим подобным опытом?

- Ещё в 1995 году, как раз, когда мы познакомились, я был независимым кандидатом  в Государственную думу по Аннинскому одномандатному избирательному округу. Это был очень хороший опыт, мне удалось собрать необходимые 5 тысяч голосов в поддержку своего выдвижения. Получился, кстати, неплохой результат, я был хоть и не первым, но и не последним, обойдя статусных и ресурсных кандидатов. 


А победил тогда Иван Рыбкин, который стал председателем Госдумы. Тот опыт я не использовал в дальнейшем в политической деятельности, посчитал, что на первом месте должна быть не политическая борьба, а идейное просвещение, что нужно менять мировоззрение сограждан, их ценности, рассказывать о России, ее великом прошлом и желаемом будущем.

Уже тогда было понятно, что власть стала разновидностью незаконной предпринимательской деятельности, что депутаты и чиновники больше не служат обществу. И единственное, что избиратели могли получить от своих депутатов - небольшую плату за голос в их пользу. Тогда голоса покупались, и мало кто возмущался. Было совершенно очевидно, что бизнесмены идут во власть, чтобы решать свои вопросы, не думая ни о людях, ни о развитии региона, ни о судьбах страны. Собственно говоря, и сейчас в некоторых предвыборных партийных списках мы видим большое количество бизнесменов, но я уверен, что их время завершается. Жизнь стала другой, поэтому и появляются новые партии, они рождаются из ожиданий перемен.  Бизнесменов от власти будут отделять, как и удалять тех чиновников, кто по традиции 90-х годов считает свою должность «кормлением» и получает мзду от коррупционных и прочих преступных схем. А тех госслужащих, кто фальсифицирует результаты выборов, вообще, нужно судить по самим строгим статьям, как за подрыв конституционного строя и измену Родине. 

Наше общество слишком долго выбирало оптимальный тип чиновника и депутата. В начале 90-х годов на волне увлечения западной демократией бросились поддерживать лаборантов из либеральных кругов. Во власть пошли Гайдар, Чубайс…

- Чубайс ещё и цветами торговал на вокзале…


- Да-да, были еще Явлинский, Кох и так далее. Но народ быстро отвернулся от них, как неспособных, думаю, скоро они полностью окажутся на свалке истории.  Заговорили о «красных директорах» – «крепких хозяйственниках», многие из которых в перестройку  подорвали экономику страны, а в 90-е стали собственниками предприятий, которыми руководили. Но толку от них не было.

Следом решили выбрать силовиков. Это порядок и прочее. Но, на примере нашей области, когда губернатором был генерал, видно, что и они, в своем большинстве, не оправдали надежд. 

Потом обратились к предпринимателям: они, мол, сытые, поэтому будут думать и о людях, и о своем месте в истории. Но они оказались не сытыми, а ненасытными. Некого и вспомнить добрым словом. Есть только несколько штучных исключений. 

И что мы видим к 2020 году? Что героев, которые будут служить обществу, так и не нашли, что мы движемся в тупик. Именно осознание этой тупиковости и вызвало к жизни новые партии. Сейчас спорят, создавались ли они сверху, или  снизу… Беспредметный спор, ибо существует реальная потребность в их появлении. Ведь старые партии трудно отличить друг от друга, а «старые кадры» одинаково не решают сущностных проблем. 

- Чего главного не хватает этим старым политическим кадрам?

- Я с 90-х говорил, что честность – лучшая политика, что любить свою Родину это хорошо. Что желать ей успеха и процветания – хорошо. Что ненавидеть своё Отечество – нельзя! Что любовь должна быть предметной, просто желать ей успеха и процветания, мало - нужно делать конкретные шаги. Кто как может – в бизнесе, на производстве, за письменным столом, даже путешествуя по своей стране. Но над этим посмеивались, тогда в моде было низкопоклонство перед Западом, перед США. Теперь же, когда в Америке лижут ботинки преступникам, такое очарование спало. Но и восхищение Россией у нас ещё не появилось. Когда из коронавируса закрыли границы, многие люди застонали, как же мы теперь проживём без Барселоны, без Кипра, без Италии! Но при этом не подумали, а есть ли жизнь без Хабаровска, без Байкала? Там ведь живут наши соотечественники. И они ждут туристов и как гостей и как инвесторов. Вообще, заграничный туризм – это такой вариант неоколониализма, когда ты вывозишь деньги из своей страны любыми способами даже через отдых.


Понятно, что запрещать отдыхать заграницей нельзя, но лучше сначала попутешествовать по своей стране, узнть её. А уж потом, когда будешь преисполнен опытом и знаниями, навести заграницу. А то чужие страны знаешь, а свою - нет. 

- А у туриста Николая Сапелкина слова не расходятся с делом? Где отдыхаем, как правило? 

- В последний я был за границей в 2016, в паломничестве на Святую гору Афон. До этого выезжал только в командировки – Минск, Варшава, Берлин, Париж, Мадрид, Пекин, Монтевидео и др. Всё это было связано с моей исследовательской или культурно-просветительской деятельностью. В Латинской Америке  помогал потомкам эмигрантов из Воронежской губернии установить связи с прародиной. В Испании и Франции был по делам культуры, в Польше и Германии – на соревнованиях по русской лапте. В Китае  - по приглашению китайского правительства участвовал в книжных выставках и конференциях по туризму.

- И больше как на командировочные супостатов не инвестировал?

- Практически во всех случаях было софинансирование, часть расходов брала принимающая сторона, например, правительство Уругвая и Посольство России в Уругвае не только пригласили, но и взяли на себя львиную долю трат. 

Ни разу не проводил отпуск заграницей, весь отдых и весь отпуск только в своей стране, всю жизнь, все 50 лет. Это наше родное Черноземье, и это Заполярье. В Заполярье нужно ехать, пока ты молод, в старости там тяжело путешествовать будет, нет инфраструктуры. Вообще, каждый отдыхающий - это инвестор. Вот у французов на первом месте агро туризм, так они показывают любовь к своей стране. А у нас поехать в село, посмотреть самобытную жизнь, это не престижно. Мол, только лузер будет ездить по сельской местности. Неправильно это.


- Так вы с Захаром Прилепиным зовёте народ обратно в деревню? 

- Скажу сразу, что я человек беспартийный, и в партии Захара Прилепина не состою. Но многие позиции поддерживаю и взгляды разделяю.

И Захар, и я большую честь времени живем на земле. У меня и сад, и огород, и куры. И за переосвоением наших территорий, перемещением народа из города в село  - будущее. Нынешняя политика создания нескольких центров комфорта на базе крупных городов и ликвидация сёл как балласта – это безумная политика.  Ведь на землю без народа, приходит народы без земли. Но выбор места жительства это личное дело каждого. 


Мы взываем к тому, чтобы современный человек не забывал, что он, прежде всего, человек, часть нашего общества. А не винтик корпорации или отдельный атом. Мы говорим, что власть должна формироваться из лучших людей. Несменяемость власти – это плохо. Должны работать социальные и карьерные лифты. Сейчас мы видим, в основном, отрицательную кадровую селекцию. А это путь к будущим цветным революциям и беспорядкам.

Мы говорим, что депутатами следует избирать гражданских активистов -  общественных деятелей. Не бюджетных общественников, а реальных. Тех, кто своей жизнью и делами это показывает. У нас в Воронеже таких людей много, они появляется на страницах «Блокнота». И они своей активностью уже заслужили статус народных представителей.

Мы говорим  – должна быть ставка на интеллектуалов-гуманитариев, на тех, кто может рождать смыслы. Особенно – текстовые, поскольку Россия всё ещё страна литературоцентричная. Поэтому литераторы, историки, философы, преподаватели должны быть в числе депутатов. Тут можно вспомнить слова Иосифа Сталина: «Без теории нам смерть!». Они актуальны по сей день. Куда мы идем? В какую сторону развиваемся? Что строим? Какова наша идеология? Это очень важные первостепенные вопросы.

Депутат - слуга народа, вот ещё одна хорошая фраза из сталинского прошлого. Депутат – это часть народа. Не может быть так, чтобы это были только элитарии. Знаешь, когда в нулевые годы вернулась практика «досок почёта», но вешать туда стали, опять же, начальников, а не людей труда как это было в советское время. Власть настолько оторвалась от народа, что в случае народного взрыва, на вилы будут поднимать этих начальников, а к общественным активистам наоборот прислушаются, как к своим представителям.

И нам надо действовать в соответствии с ожиданиями простого народа, который, в основном, левых взглядов. Но нам до сих пор   навязывает либеральные ценности в экономике и культуре. 

Сейчас есть и позитивные изменения. Я очень рад, что процесс глобализации захлебнулся, что Россия  заговорила о национальных интересах.  Что горбачёвщина и ельцинщина, как вид национального предательства, отринуты. Что многие люди сами создают благоприятную среду проживания, занимаются личным нравственным совершенствованием.

- Кстати, о ельцинщине. Сколько раз Николай Сапелкин сжигал в Воронеже чучело Ельцина?

- С Борис Николаевичем у нас были долгая история отношений. Мы сжигали его чучело, клали на рельсы (он же обещал это сделать), запускали на воздушных шариках – чтобы летел на Запад. Эти перфомансы в начале 90-х собирали тысячи горожан, люди нас поддерживали. Мы, в чём-то по-ребячески, но с серьезными основаниями, показывали, что так управлять страной нельзя. И это были не шалости, это была чёткая позиция.

- А политика ведь может испортить человека, вывернуть его наизнанку, заставить изменить чёткую позицию…

- Я уже прожил 50 лет, 30 из них - в публичной просветительской деятельности. У меня есть репутация. Не представляю, что может произойти, чтобы я изменился. В основе моих ценностей и деятельности человечность, человеколюбие и честность.  Они сейчас пока не востребованы во власти, но без них не может существовать мир. Хотя среди чиновников и депутатов имеются приличные люди. Я это заметил еще во время обучения на отделении государственного и муниципального управления Российской академии государственной службы. Я это вижу на примере своих университетских товарищей, которые трудятся в областном правительстве. 

- Государственное муниципальное управления - это же второе образование многих чиновников. С кем довелось учиться вместе?

- Это мое второе образование после исторического. Окончил я его в 2000 году. За два десятилетия многие ушли на пенсию или покинули госслужбу. Надежда Сафонова ещё работает. 


Кстати именно с того времени я соизмерял свои дела и поступки с действиями представителей власти. И чаще всего наши дороги расходились. Я не мог их поддержать. И меня воспринимали как какую-то оппозицию. Я не молчал, критиковал их поведение. Эта моя позиция достаточно известна, и она «обижает» «властителей». Некоторые из них до сих пор смотрят на меня с опаской, как-то косо.

- Кого-то конкретно имеешь в виду?

- Персоналии не имеют значения. «Чужой, опасный для нас человек» - это, прежде всего, из-за ценностей. Я был и остаюсь патриотом-государственником, а они безыдейные люди, ставшие сейчас бюджетными патриотами.  Кстати, опросы общественного мнения показывают, что близкие мне позиции  разделяют более 70% соотечественников.

- Что главное тебе открылось во взаимодействии с власть предержащими во время той же кампании по выборам мэра в 2013 году?

- Что они чаще всего обыватели. Для которых личные интересы и интересы своих боссов, стоят выше интересов дела. Что, в общем, им наплевать на родной край, свою страну. Но с тех пор многих уже уволили или посадили. Поэтому ситуация меняется. Вообще,  у меня сейчас более лоялистское отношение к власти, чем было, например, в 1993 году, когда я поехал на защиту Дома Советов, на защиту правды и справедливости. Сегодня моя оппозиционность обусловлена тем, что я не разделяю излюбленного управленческого приема власти – имитации деятельности. Сейчас основная проблема  - это, даже,  не топтание на месте, это - имитация развития. Имитация управления. Имитация нас может погубить. Имитация как вид политической импотенции должна уйти в небытие.

Сейчас мое основное оружие слово, просветительство. Но если нужно. И на уличные акции выйду. Как в начале 90-х. А если придёт беда, и в ополчение запишусь - свою страну я буду защищать.

Виктор Лиходзиевский

Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Лица нашего города  
5
3

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое