Воронеж Пятница, 09 декабря
Общество, 30.10.2021 06:00

Сродни «лихим 90-м» воронежские депутаты взялись за повышение тарифов на ЖКХ

В период 28-летней давности местным жителям «взвинчивали» расценки на коммуналку, даже несмотря на протест прокуратуры.

Резонансной темой прошедшей рабочей недели стало решение депутатов Воронежской городской Думы повысить тарифы на ЖКХ. Народные избранники хотят обратиться к губернатору Александру Гусеву, чтобы тот дал добро на рост расценок по коммуналке на 9,1% с 1 июля 2022 года, на 8,2% с июля 2023 года и на 6,6% с июля 2024 года. Решение вызвало широкий резонанс в обществе. В период пандемии Covid-19, когда многие граждане рискуют остаться без работы, повышение тарифов на ЖКХ выглядит просто убийственным. Теперь решающее слово остается за губернатором Александром Гусевым, который по этой теме пока сохраняет молчание.

Но речь сейчас не об этом. В этом материале хотелось бы заметить, что очередным желанием повысить расценки на коммуналку депутаты Воронежской городской Думы де-факто отбрасывают себя в период «лихих 90-х». Тех самых, что власти на всех уровнях ругают на чем свет стоит. После развала СССР в Воронеже и во всей остальной стране начались не только экономические сложности, разгул бандитизма и воровства. Начала также плавно деградировать жилищно-коммунальная сфера. А местные депутаты только подливали масла в огонь.

В 1993 году правительство РФ подписывало закон о поэтапном (в течение 5 лет) переходе на новую систему оплаты жилищно-коммунальных услуг. Однако, как отмечала воронежская пресса тех лет, граждане должны были ощутить на своих кошельках последствия от этого указа сразу же.

Согласно таблице газеты «Утро», вся квартплата в 1-комнатной квартире обходилась одному нашему земляку в 328 рублей в месяц, в 2-комнатной семье из 3 человек – 544 рублей в месяц, в 3-комантной семье из 4 человек – 701 рублей. Для того времени это были очень и очень большие деньги.


Решение 1993 года о повышении цен на ЖКХ утверждалось на малом Совете Воронежа (аналог нынешней гордумы). Его требовал остановить и.о. прокурора области Митько. Он говорил, что члены малого Совета нарушали несколько положений правительственного закона. В ответ собиралась пресс-конференция, где представители Совета пробовали объяснить повышение тарифов.

Правительственный закон в то время четко не регламентировал сроки изменений в оплате за ЖКХ. Поэтому, формально прокуратура была права. Однако муниципальный советник Зоркин говорил следующее: «Если бы мы бездействовали до тех пор, пока правительство примет конкретное решение, бюджетные средства просто бы проели».

Однако те объяснения нисколько не успокаивали воронежцев. В 90-е годы, когда сокращались и задерживались зарплаты, когда разорялось множество предприятий и, соответственно, люди теряли рабочие места, повышение тарифов на ЖКХ выглядело недопустимым. Да и само коммунальное хозяйство города к тому времени уже существенно деградировало.


Из-за брошенного коммунального хозяйства в начале 90-х воронежцам приходилось вот так передвигаться по затопленным улицам

К примеру, в конце 1992 года производственному управлению водопроводно-коммунального хозяйства («Водоканал») предприятия города должны были за отпущенную воду 70 млн рублей. Из-за этого государственная структура могла превратиться в банкрота. Возможности поддерживать материально-техническую базу не было никакой. Жилищно-эксплуататорские организации (ЖЭКи) только усугубляли ситуацию. Их задолженность была также очень велика. Так, при эксплуатационных расходах на 1 человека в 45 рублей горожанин платил всего 6 рублей, да и то нерегулярно. Разница компенсировалась из бюджета в виде дотации, а также увеличением тарифа для того или иного предприятия-должника. Долго так продолжаться не могло. Автор заметки в газете не исключал, что в один прекрасный день на какое-то предприятие попросту перестали бы подавать воду.

Долги были и перед специализированным управлением «Воронежлифтремонт». Их сумма к декабрю 1992 года составляла около 4 млн рублей. В столице Черноземья бездействовали 47 лифтов. Из них в 39 устройствах причиной остановки стало отстуствие электродвигателей. На эти устройства у ЖЭКов попросту не было денег. Рабочие «Воронежлифтремонт» не получали зарплат три месяца и грозились выйти на забастовку.

Эксплуатационные затраты (реальные) на 1 м2 жилой площади в декабре 1992 года составляли 18-20 рублей. Между тем, с воронежцев в то время взимали только 4 рубля за эксплуатацию аналогичной жилой площади. Некоторые города России в то время уже переходили на бездотационную оплату услуг. В результате этого коммуналка там с квартплатой обходилась людям в сумму около 1,5 тыс – 2 тыс рублей в месяц.


Сейчас депутаты городской Думы твердят о том, что повышение тарифов на ЖКХ необходимо для получения средств на модернизацию систем водо- и теплоснабжения. Дескать, будут деньги – концессионер быстрее обновит трубы, коллекторы и прочее. Однако, как и в 90-е годы, легче простым граждан от этого не становится.

К тому же, как ранее справедливо замечалось, есть и другие способы получить деньги на модернизацию, чем залезать в карманы простых воронежцев. Депутат Анатолий Шмыгалев отметил, что город мог бы принять участие в федеральных и региональных программах. Однако для народных избранников, вероятно, это долго, хлопотно, требует очень тщательной отчетности. Наверное, для представителей гордумы гораздо легче просто содрать деньги с людей.

Словом, с развала Советского Союза прошло уже много времени. Но методы, сферу ЖКХ продолжает лихорадить год от года.

Илья Ершов

Новости на Блoкнoт-Воронеж
События: КраеведениеСобытия: ИсторияСобытия: тарифыОрганизации: Воронежская городская ДумаОрганизации: ЖКХ
2
0
v2